Дорогие мои читатели, сейчас я хочу поговорить о серьезном. О целях, которые столь масштабны и грандиозны, что захватывает дух. Раз вы читаете мой блог, вы уже знаете о том, что мои статьи посвящены Православию и пению на клиросе в церковном хоре. Я уделил немало времени тому, чтобы рассказать, какие трудности встречаются на клиросе, зачем петь на клиросе (что это дает). Но все это был, как говорят спортсмены, подход к снаряду, подход к самому главному.

Сверхцелью я считаю заботу о других. О да, понимаю, что мы уже давно и прочно зацементировали "дежурно-слащавые" фразы про заботу о людях и человечестве, зачастую произнося их лишь для того, чтобы приобщиться к столь же дежурному ощущению от собственного соответствия современным моральным стандартам. "А что, я далеко не худший представитель человечества, вот разделяю общие ценности заботы о людях". Но истинного тепла в этом столь же мало, сколь его мало в некрологе или пресс-релизе крупной компании по оказанию ритуальных услуг.

Поэтому я постараюсь избегать стереотипов. Я буду говорить в чем-то даже о страшных вещах. Но и о грандиозной надежде. И для начала перейду к конкретике, чтобы моя статья не превратилась в проповедь, похожую на работу коллег из протестанских христианских деноминаций.

Начну со страданий.

Я думаю, вы верите в страдания. Вы верите, что человек может страдать и от самого себя и внешних обстоятельств своей жизни. Более того, вы можете возмущенно сказать "я столько видел страданий, что могу написать о них большую советскую энциклопедию". Это правда, страдания в ассортименте представлены на узких и душных улочках наших судеб.

Я рано познакомился со страданиями. В школе меня постоянно били. Меня били после уроков или на переменах. Меня били в туалете. Били в училище. Были попытки бить на улице. Били просто за непохожесть, за наивное выражение лица, да просто потому, что я по своей слабости не мог дать сдачи (да и не очень то хотел). Я постоянно болел. А когда мне было 18 лет, заболела страшной неизлечимой болезнью - раком молочной железы моя горячо любимая мама. Ее тающий вид, ее страшные страдания искорежили мою неокрепшую психику, познакомив с новым видом страданий - страданий за другого человека.

И хотя все, слава Господу, обошлось, я получил ценный опыт. Можно страдать (и сострадать), видя как плохо твоему близкому и родному человеку. Особенно страшит собственное бессилие перед лицом страшной болезни или, упаси Господь, смерти. Поскольку не смотря на слабость рук я отличался некой природной интеллектуальной въедливостью и даже хитростью (а что делать, выживать то как-то надо), я начал изучать тему на предмет "как можно победить страдания, и в идеале - смерть".

Ишь куда замахнулся!

Действительно, цель - "победить страдания и смерть" звучит так грандиозно, что выглядит нереально и уже на этом этапе хочется пожелать местному гению пера спокойной ночи и пойти почитать нечто более интересное и хотя бы реальное. Но давайте не забывать мою фразу про мою въедливость и поиск практической пользы. Я точно так же не готов рассуждать о полете в соседнюю галактику на ближайших выходных.

Прежде всего, тщательно изучив основные тезисы православия, я понял, что то, что мы называем страданиями - полная ерунда перед лицом того, что нас может ждать после смерти. Ад. Конечно, слово пахнет "мракобесно" и многие даже коллеги-клирошане могут сказать "ой, давай только без ада". Но почему? Я видел ад в глазах наркоманов и пьяниц.

Ад настолько часто встречается на земле, что перестаешь верить в его уникальность и невозможность существования и после смерти. "Но мы ведь не серийные убийцы"! - скажите вы. Какой нам ад? Нам только рай. В том-то и дело, что мы, люди, страдаем потому, что мы испорчены на глубинном уровне. Неужели мы никогда не ссоримся? Всегда уступаем? Никогда не лукавим? Мы абсолютно чисты и нас можно назвать святыми? Я сильно сомневаюсь.

Однажды я общался с матерыми уголовниками. И часто они мне говорили такие слова "да, я не ангел, но ведь и другие тоже, и поэтому я буду где-то посерединке между раем и адом". Середина. Как многие из нас могли бы повторить вслед за этим безымянным уголовником эту фразу "Я не ангел, но буду где-то посерединке".

Я глубоко убежден, что НЕТ и не может быть никаких серединок. Вы (я уверен), избегаете людей, которые "и вашим и нашим" или которые "ни Богу свечка, ни черту кочерга". Я неплохо знаю все, что связано с Православием и могу вас заверить, НИГДЕ не про какие серединки нет ни слова, везде в Евангелии предельная поляризация - "или/или", предельное размежевание. А это означает, что нас ждет или рай или ад. И если в ад верится легко (в плохое вообще легко верится) то Рай и его обретение, кажутся очень сложной задачей.

Мысль, что после страдания на земле можно обрести еще и вечное страдание после смерти изрядно мне, как говорит молодежь, "доставила". Я понял, что атеистическое сознание в чем-то даже милосерднее. Как говорится, смерть примирит всех - всех врагов. И богатый и бедный лягут в одну землю. Но Православие говорит иначе - праведные, прекрасные душой люди обретут невероятное по красоте бытие - без болезней, голода, страданий и проблем. Для них будет вечная весна, когда "все только начинается".

И это будет в мире, полном любви. Даже простое воображение подсказывает, каким прекрасным мог бы быть мир, если бы в нем каждый (каждый!) любил бы тебя и ты любил бы всех в ответ. Но ведь апостол Павел сказал, что "не приходило на сердце человеку, что уготовал Господь любящим Его...", то есть, никакое наше воображение даже близко не может создать картину того, что будет там.

Забудьте про тоскливые бредни людей, троллящих Православие. Скучная картина с заунывным пением на арфах в обществе монахов без конца и без края лишь их душные фантазии. Само Православие говорит о том, что даже представить нельзя той радости, "о которой не смог сказать и апостол Павел". Надо сказать, что Павел был искусен в речах и смело мог писать о весьма сложных и абстрактных вещах, проще говоря, он был гуру в оперировании сложными философскими понятиями. Но рассказать о рае не смог, хотя и побывал там. Просто не хватило человеческих слов и выражений.

А вдруг это правда???!!!

Я для себя уже давно решил, что это - святая Истина. То есть, рай и ад существуют. Я допускаю, что мы не понимаем в силу ограниченности нашего интеллекта, что рай и ад могут иначе выглядеть и иначе "работать". Например, я не верю ни в какие "сковородки". Зато вполне могу поверить в какие-то излучения или "поля", причиняющие нашей ментальной матрице жестокие страдания. Почему нет, дело же в сути. А суть в том, что нам, живущим здесь, больно видеть наших родных в страдании. Вот болела моя мама - я с трудом мог думать о чем-либо. Мне было ее очень жалко, с тихим стоном ползущую в уборную, потому что ее через каждые пять минут тошнило от химиотерапии.

Но мысль, что наши родные могут находиться в невообразимом страдании после смерти, почему-то нас совсем мало трогают. Мы же этого не видим. Вот и получается, что с глаз долой, из сердца вон. Больно!

Я потому и обратил свою статью к певчим, к тем, кто работает в храме. Я слабо надеюсь на то, что смогу достучаться до людей сугубо атеистического сознания. Но есть ведь смежные состояния, когда в целом человек нормально принимает мысль и том, что "мир сложнее, чем кажется". И именно вам, дорогие мои читатели, я хочу сказать, что ведь церковь уже давно создала механизм вытаскивания людей из ада. То есть, в отличие от рака легких, попадание в ад может быть исцелено более надежно. Этот способ называется "сорокоуст за упокой".

Да, существует способ "вымолить человека", вытащить его из ада. А мы с вами не должны быть оптимистами в отношении наших родственников. Здесь тот случай, когда лучше "перебдеть", чем "недобдеть". Если существует хотя бы 1% шанса на помощь умершему родственнику - им надо воспользоваться. Ведь почему-то вас Господь Бог привел работать в храм.

Есть и сугубо рациональный аргумент. Умирать нам придется всем. Представляете, как здорово заранее "собрать себе друзей", заказывая сорокоуст. Вот лично мне намного более спокойно живется, когда я знаю, что массово поминаю через сорокоуст своих родственников. Уж теперь то у них просто моральные обязательства встретить меня )) Да, наивно, но моя совесть удовлетворенно мурчит как сытый кот.

Хотите такого же эффекта? Присоединяйтесь. Уж ваши дедушки и бабушки (и тем более прямые родители) должны быть постоянно, как я это называю, "под сорокоустом".

Что такое сорокоуст?

Это молитва на литургии (на проскомидии, точнее) за конкретное имя. Например, имя вашей бабушки или дедушки. Логика литургии такова, что священник (или его помощники) просят Христа очистить грехи вашего родственника через честную кровь Господа. И это работает. Правда, сорокоуст нельзя заказывать за самоубийц, колдунов, некрещеных или явно высказывающих враждебность Богу при жизни (например, заказывать за Ленина было бы странно). Свое название сорокоуст получил от числа дней, в которых будет молитва за вашего родственника - это 40 дней, то есть, 40 дней устами священник будет молиться за "вашего человека". Правда, здорово?


Начните день после прочтения этой статьи правильно. Придя в храм, подойдите к кассе и скажите "я хочу заказать сорокоуст за упокой". Работник кассы достанет такую тетрадку и приготовиться ждать от вас имя, предварительно спросив "на сколько времени вы хотите сделать заказ".

Заказываете ли сорокаусты?



Можно заказать на 40 дней, на полгода, на год. Цена от 200 рублей за 40 дней до 700-1000 за год. За сумму, которая уходит на поход в кино вы можете вымолить родственника из ада. Меня ужасает и восхищает эта мысль своей вселенской грандиозностью. Ведь ничем нельзя измерить страдания мыслящего существа. Боль живого разума нельзя покрыть стоимостью всей неодушевленной вселенной, которая может исчезнуть, но даже не заметить этого. И мы (мы!) в состоянии оперировать процессами, превышающими стоимость материальной вселенной. У меня от этого захватывает дух.

Давайте докажем на деле собственное неравнодушие. Иначе как нам потом оправдаться, если мы даже столь простые вещи не смогли (да попросту не захотели) сделать. Хотя бы даже перед своей совестью.

Соборная молитва по соглашению "Доброуст". Поссорились с регентом/настоятелем? Помирим!