Иногда я задаю себе вопрос "а не много ли я беру на себя"? Вот правда, пишу на злободневные клиросные темы. И даже позволяю себе давать советы. И совсем уж иногда пишу про такие вещи, что не знаешь, смеяться или плакать. Но правда в том, что при клирос мало кто пишет. И из пишущих еще меньше тех, кто публикует. И потому я не имею морального права молчать. Прямо сцена из режиссерского кресла - оператор кричит "мотор" и Дмитрий, вырываясь из палаты в смирительной рубашке что-то там кричит в объектив.

И пока стоп-кадр выхватывает мое лицо крупным планом, на котором истово горит желание что-то там сказать зрителю, а колоритные персонажи в белых халатах заламывают руки, мы переходим собственно к теме рассуждения.

А какая у нас тема? А все та же. Поиск плюсов в клиросном служении. Минусы мы и без подсказки найдем, не так ли? А если не найдем - подскажут. Сами знаете, кто - "те, кого нельзя называть".

Сегодня я немного отступлю от правил и хочу рассказать и о причинах, которые толкнули меня на написание этой статьи. Обычно я пишу по наитию, но - в данной теме прям социальный заказ. Что-то толкает под руку, напиши мол. Правда в том, что на удивление много людей спрашивают "вот хочу попробовать поработать на клиросе - какие плюсы, какие минусы". Полгода назад я написал статью про плюсы и минусы. Про самое очевидное.

Но работая над сайтом и погружаясь в тему, я обнаружил, что плюсы все раскрываются и раскрываются. Многие из которых попросту не видны сразу. И сегодня я поговорю о совершенно удивительном плюсе - возможности обрести небесных друзей. И как, собственно, это сделать.

Возможно, кто-то меня упрекнет в излишнем романтизме. Мол, "Дмитрий, это уже графомания, честное пионерское". Вот не соглашусь и на моем смотрящем в объектив кинокамеры лице отражается неподдельное волнение. Мы зачем ходим на клирос? Чтобы организовать кружок вокального пения за копейки или и вовсе бесплатно? Решили подрать себе глотки за краюху хлеба?

Цели не мелковаты?

С наших лишенных духовных амбиций душ уже, простите, портки спадают, а мы все мелкими суетливыми движениями выгребаем из песка рассыпанные стеклянные бусы, посматривая умоляющим взглядом на стоящих перед нами грозных мореплавателей в ожидании новой порции медных червонцев. Угождаем настоятелю, забывая о том, КАКИЕ у нас могут быть настоящие, грандиозные, как открытие межзвездных перелетов цели.

Я уже писал о том, что Господь, ангелы, все святые - ценят нашу клиросную работу и считают братьями. Я в это верю. Да что там говорить, я ИСТОВО в это верю.

Просто потому, что у нас есть удивительная возможность угодить тому или иному святому. У нас есть особая возможность угодить Господу. У нас есть прекрасная возможность порадовать ангелов.

Мне жалко нас - людей. Мне жалко себя. Почему? Мы утратили силу слов. Мы утратили силу чувств. Вот чем пахнет, что излучает во вселенную слово "брат"? Сегодня - уже почти что и ничего, как выдохшиеся духи на залежалой одежде. Но слово "Брат" полно внутренней сдержанной силы - готовности к подвигу, пламенная любовь, это стиснутые зубы и сдвинутые плечи, это сжатые перед лицом мучителей кулаки, это готовность умереть.

Нечестивцы пытают захваченного в плен праведного воина, пытаясь узнать, где укрывается отряд.

- "Рассказывай, где твои сидят"
- "нет, я лучше умру"
- "Ты пожалеешь. Мы умеем пытать страшно"
- "Я готов. Я за них умру. Братья они мне".

А что означает слово "святой"? По моему скромному мнению, лучше всего святого описывает слово "цельный, целый". Нет больше разбитой вазы, нет изломанной некогда прекрасной скульптуры. "Давид" Микеланджело встает из руин в гордой и раскованной позе, без страха смотря на своего врага и осознавая свою светлую гордую силу и право. Право быть наследником Христа.

Давид Микеланджело
Святые могут быть столь разными, столь удивительными в гранях своей святости. Но - они вновь люди "изначального замысла". Они обрели внутри себя удивительный, целостный мир.

Мы так переживаем из-за наших отношений на клиросе, что часто даже и забываем, насколько это прекрасно - иметь дружбу, братское пламенное отношение с кем-то целым, с кем-то чистым душой.

Пациенты всемирной больницы забыли, каково это - общаться со здоровым, красивым и сильным. Вместо этого шаркающей походкой мы бродим в нашем полусне по нашим тифозным, зараженным грехом палатам и тихо бормочем сами с собой о том, как все вокруг прогнило.

Несчастный пациент привык слушать только себя, да смотреть только в низкий потолок собственной палаты - банальный удел беспросветной жизни. А ведь в окне - виднеется иная, чудесная, ликующая жизнь, где юная молодежь со стройными и загорелыми телами весело резвится за изумрудной траве среди сказочных цветов. Где красота и гармония, ликующая юность и счастье.

Но мы - туда не смотрим, в ожидании очередной скорби, в ожидании очередной полезной капельницы от небесного врача. И да - скорби полезны. Но и духовные радости нужны всенепременно! И - нам почаще нужно протирать стекло нашей палаты тряпочкой и даже открывать окно, налаживая контакт с ликующей жизнью.

Поверьте, я такой же. Я забываю, как могут выглядеть здоровые. Я сужу о солнце, глядя на холодный неоновый свет процедурного кабинета. И я забываю, как могут сиять слова, наполненные исходным смыслом и силой.

И я могу забывать, что такое - дружба и братство до смерти, вера до самоотречения, любовь до жертвы. И чтобы вспомнить эти святые слова, я читаю жития святых. И дело не в том, что я умею читать как-то особенно.

Все намного проще и одновременно величественней. Во время чтения жития сам Дух Святой свидетельствует тебе о жизни праведника, наполняя тебя духовным теплом. А иногда и пламенным жаром чужой святости.

Буду откровенен с читателями. Мне в такие минуты становится больно. Я беру в руки сияющий алмаз, который не могу удержать. Брильянтовые грани чужого совершенства режут руки и я несу образ святого, роняя рубиновые капли крови на изумрудную траву. Проникновение в чужой свет слепящим огнем озаряет мрак твоей души, порождая муку, вызванную чувством собственного недостоинства.

Да, духовный огонь наполняет тебя от чтения жития мучеников, новомучеников, исповедников или великих подвижников. Но это чувство - то самое, когда ты взираешь на братский пир победителей, чудный праздник праведников. Весь смысл жизни, вся радость быть вновь целым и прекрасным - там, среди истинных братьев.

Но - на пир ты войти не можешь. Твой контакт со святостью, с духовным пламенем святых переживаний отчетливо свидетельствует - ты ПОКА иной, ты - земной, и нет в тебе пока не цельности, ни огня святой истины. Пока нет. И может быть - не будет никогда. Но так отчаянно хочется! А при мысли, что может стать просто поздно, душа рвется на части.

Упаси нас Господь понять истину про цельность, святость, святое братство из адского мрака. Ибо - поздно. Страшные слова.

И тут Господь являет свое неземное милосердие. Мы с удивлением обнаруживаем, какие сильные инструменты даны (или предлагаются) нам в руки. На бой мы можем выйти не с мотыгой и заступом, а с прекрасным щитом и настоящим мечом-кладенцом.

Ведь клирос дает потрясающие возможности.

Да, я слышал аргументы, мол "на клиросе поют духовные лентяи...в храме ленятся молиться, устали стоять, и потому идут занять себя чем-то на клиросе". Ну - во первых, это не правда. На клиросе молиться не легче, а гораздо труднее, чем в храме. Во вторых, те, кто это говорит, явно не проходили через весьма болезненные искушения.

Но в одном сторонники этого аргумента правы. Клирос - удивительным образом организует. Клирос - задает распорядок. Клирос - учит дисциплине. И это - прекрасно.

А еще у нас появляется вполне четкая, конкретная система отношений с Богом и Его святыми. И вроде бы, это и так очевидно, и я как бы уже примеряю легендарные капитанские погоны в погоне за очевидностью, но...Есть мнение, и не только мое, что - молодые клирошане ЕЩЕ не поняли, а старые - уже забыли, что святой - живая прекрасная личность. И начинать надо с того, чтобы оживлять чувство знакомства с тем или иным святым.

Проще говоря, идя на службу, неплохо бы ознакомиться с житием того святого, которому собираетесь служить. И вот уже служба проходит не некоему незнакомцу с непривычно звучащим для нашего слуха именем. Незнакомец обретает форму, его мысли и мечты становятся понятны. А значит, вы не просто поете стихиры и тропари. Вы - общаетесь с уже близким и знакомым вам святым.

Зачем это нужно? Во первых, это удивительно приятно - осознать, что вы некоему святому не просто поете. Вы - испытываете к его взглядам, поступкам, деяниям симпатию. Вам этот человек просто приятен. И он уже для вас не чужой.

Житие - это не некролог. Это не эпитафия. Это - литературная икона. И как и от иконы, от жития исходит неземная, небесная благодать. А там, где присутствует благодать, рождается и особая сила на молитву, на служение.

Радость от службы многократно, многократно возрастает. Петь святому, которого знаешь, отдавать лучшую часть себя не безликому образу, а кому-то конкретному - усиливает духовную радость, создает духовный контакт между человеком и святым. Петь святому, чье житие которого только что наполнило тебя небесным светом - легко и сладко.

Во вторых и главных - это здорово. Это. Попросту. Здорово. Мы еще на земле, а небесных друзей уже ого-го сколько. Не верите? Думаете, фикция? А вы знаете, сколько мелких чудес у певчих происходит по молитве тому или иному святому? А вы знаете, со сколькими святыми мы вообще познакомились именно на клиросе?

Конечно, можно было бы сказать "А что мешает точно так же относиться к святым, не будучи на клиросе"? Ха! А как вы сможете угодить какому нибудь мученику Калиннику? Храма в вашем городе, посвященного этому мученику, допустим нет. Ваши действия?

Ну, хорошо, акафист, канон. Здорово. Но ведь спеть целую службу тому или иному святому, да спеть красиво - это здорово вдвойне, не так ли? А мы можем петь святым каждый день. И узнавать, узнавать, узнавать их - открывать для себя эти удивительные духовные цветы. И радовать и радовать наших небесных друзей прекрасным пением! Я уж молчу про то, что сам цикл певческого служения просто невольно проведет вас по всем памятным, дорогим для небесных людей местам. Проще говоря, мы волей-неволей послужим тому или иному святому.

Так уж лучше и волей, и радостью, и всем-всем сердцем, всем чувством и разумением!

Вспоминаю случай из новейших историй. В 37-м году одну монахиню посадили в ГУЛАГ, и она просто взмолилась к святым - к Николаю Угоднику, к Матери Божьей чтобы те взяли часть срока на себя. "Святитель Николай, у тебя я на клиросе пела. А у тебя - тряпочкой протирала иконы". И - небожители откликнулись. Монахиня вышла досрочно, отсидев всего четверть срока. Господь и святые не умеют быть неблагодарными.

Есть вещи, которые проще один раз проверить, чем сто раз про них прочитать. Просто начните читать житие святого перед его службой. И вы убедитесь - контакт с любым наследником Христовым сладок как мед.

Соборная молитва по соглашению "Доброуст". Поссорились с регентом/настоятелем? Помирим!