Должен ли певчий быть фанатиком? А вот сложный вопрос! Ведь наилучшие результаты достигаются людьми, которые фанатично преданы своему делу, не так ли? Упс! В этой фразе успешно спрятался слон. Выражение "своему делу" не сразу бросается в глаза, но является ключевым. Не всякий фанатизм приводит к блестящим результатам, а лишь "фанатизм своего дела". И тут мы должны разобраться, а каким у певчих является "их дело", а каким - "не их".

С "не их" все понятно. Церковь основана на священноначалии. Об этом часто забывают в нужные моменты (например, во время обличающих споров), но - внутри храма все становится на свои места.

Правила "игры" в конкретном приходе определяются настоятелем прихода, который в свою очередь поставлен епископом. Это важный момент, который позволяет расставить по полочкам раскиданные интернетом по асфальту мозги. Настоятель определяет репертуар клироса (это даже хорошо, ибо он в итоге за него и отвечает, а не регент), настоятель определяет "дресс-код" клироса - кого можно принимать и на каких условиях, с какой степенью веры (или безверия).

В этой точке уже может возникнуть несогласие. "Без веры - на клиросе"? "Современные композиторы - на клиросе"? "Партесом - по ушам молящихся"? "Все пропало, клиросы скатились"? Парирую аргументом, что "не надо говорить об этом мне, скажите об этом настоятелю и епископу". Они отвечают за кадровую политику и определяют, что и как должно петься в храме.

И это - не прятки за чужой авторитет. Это и называется священноначалие, которое определяет нормы в своем храме. Конечно, мы можем этого не признавать и уйти в безпоповцы (или долго и мучительно искать храм "под себя"), но.. там и клиросы не нужны. А нам пение подавай в теплом отапливаемом помещении, куда приходят люди (сиречь, "целевая аудитория").

Хорошо. Допустим, нормы клироса "спускаются сверху" настоятелем. Регент и коллектив решают, "принимать ли их" (или уходить) и пытаются этим нормам соответствовать, работая по заданным критериям. И тут уже начинается балансировка интересов. Либо настоятель и клирос довольны взаимным соработничеством, либо... Настоятель может сказать:

Отец Василий их терпел полгода
(за это время разбежалось пол прихода),
и наконец на клирос он залез и тако рек:
"Сей скотский вой и стон мне надоел.
Отныне пойте в унисон. Долой партес!"

Ну, делать нечего. И наш квартет всем хлевом
поёт всю службу знаменным распевом.
Вновь тает, словно вешний снег, приход,
а с ним - отца Василия доход.


Ум настоятеля заключается в том, чтобы подобрать сбалансированные требования к хору с учетом знания обстановки к конкретном регионе. Конечно, никто не мешает ему деликатно и ненавязчиво работать с коллективом, имплантируя в души певчих высокое и вечное. Но и в этом процессе нужна изрядная деликатность. Музыканты - народ дюже чуткий, к любым манипуляциям гиперчувствительный.

Ок. С требованиями настоятеля и его обязанностями вроде как разобрались. Ставка. Требования. Контроль. А что является обязанностью певчего. Где тот меловый круг, которым очерчены его обязанности и в рамках которых он может позволить себе быть фанатиком?

Прежде всего, певчему к лицу быть фанатиком дикции. Любишь Господа? Давайте споем/прочитаем так, чтобы в храме было слышно каждое слово, каждый нюанс прекрасных богослужебных текстов. Поделись своей любовью с приходом, донеси до слушателя всю красоту духовной мысли. Любишь деньги? Ничего не меняется. Спой так, чтобы каждое слово было слышно и тебя будут ценить, как профессионала. И будут держаться.

Певчий мог бы стать фанатиком дисциплины. Это сложнее, ибо музыканты - люди творческие, к творческому же беспорядку приученные. Но фанатизм порядка - прекрасное качество работника. Пришел за 15 минут до спевки/службы, за год не пропустил ни одной службы/спевки, все выучил, все требования регента выполнил. Если вместо слова "регент" подставить "старец", а вместо "певчий" - послушник, получится "послушник оказывал полное послушание своему старцу". Спасительно? Безусловно. А с точки зрения рабочей этики хорошо? Безусловно!

Певчий, который стал фанатиком собственной интонации - редкий зверь, вымирающий вид. Обычно мы фанатики интонации соседей. Вот тут фанатизм взрывается аки бомба-шутиха с новогоднего карнавала. Ну что тут скажешь, есть фанатизм, обращенный на себя, а есть - на других.

Кстати, это вообще стержневая мысль. "Правильный фанатизм" (если под фанатизмом понимать гиперактивное горение сердца по отношению к чему-либо) всегда обращен на самого себя. Это говорит об его искренности, потому то себя ломать всегда трудно, тяжело и очень дорого. Учить других всегда легко, приятно и наполняет ощущение "профессионализма". Я, кстати, не исключение.

"Неправильный фанатизм" всегда выдвигает требования к другим. Например, "певчие должны быть такими то и такими то..." ("не я, а другие певчие"). Казалось бы, ну какое тебе дело до другого певчего, за него отвечает регент и другой певчий очерчен требованиями регента, правилами настоятеля и волей епископа. Но такой фанатизм потому и называется "неправильным", что он этих границ - не замечает. Потому что в корне своем он - глубоко горделив. Себя считает "соответствующим требованиям к хорошим певчим", а кого-то - нет. Разумеется, требования эти придуманы им самим же. Или найдены нужные цитаты в интернете под эти требования.

Вот такие вот мысли, в которые (как клад пиратами) зарыт весь секрет успешного выживания на клиросе. Правильно ориентированный фанатизм и тщательное выдавливание из себя "фанатизма неправильного".

Разве кто-то мешает именно вам молиться на службе, любить Бога, стараться спеть так, чтобы небеса прослезились? С трудом могу представить себе механизм, которым можно было бы помешать такому певчему. "Кто ны разлучит от любве Божия? Cкорбь ли, или теснота, или гонение, или глад, или нагота, или беда, или меч?"

Но певчие должны быть верующими. Молиться на службе. И? Верьте. Молитесь на службе. Но ведь многим этого мало, не так ли? Хочется сделать это публичными требованием. Желание озвучивать эти требования в коллективе всегда проистекает только из одного - публично всех поставить перед фактом, что "требования таковы - и я им - соответствую". То есть, поставить себя в коллективе повыше, как "соответствующего". И НИ-КА-КИХ других причин быть не может, ибо у нас не Диоклетиан в кремле и никто не мешает певчему быть верующим и молиться на службе.

Этот можно назвать "подсознательным карьеризмом". Что-то вроде "вот я - верующий, но это на клиросе сегодня - не котируется. И я не чувствую себя удовлетворенным, меня за это не хвалят, не подогревают мое эго высказываниями, что верующим быть правильно и я чувствую себя неуютно, а потому я буду проповедовать идею, что все певчие должны быть очень религиозны, потому что я уже религиозен и автоматом попадаю в группу благонадежных". Конечно, все это происходит в подсознании. Но это - легко просчитываемо и потому "духовных карьеристов" мало кто любит. Часто на клиросе 90% проблем с отношениями можно исправить, всего лишь отказавшись от "духовного карьеризма". Верить надо? Верь. Молиться надо? Молись! Причащаться? Причащайся. А за остальных ответит регент и настоятель.

Вот такой вот обращенный к себе фанатизм ведет к небесам. И делает певца братом ангелам. "Твоя песнословцы, Богородице... венцы славы сподоби". А выискивание блох у соседей всегда ведет куда-то... не туда.

Соборная молитва по соглашению "Доброуст". Поссорились с регентом/настоятелем? Помирим!