Дьякон Вячеслав Луканин
Святой регент. Как же это звучит! Как мечта. Как наша высшая цель. И лишь узнав, что эта святость окроплена кровью мученика, приходишь в себя и начинаешь строго и внимательно вчитываться в житие этого интересного и талантливого человека.

Я вообще люблю читать жития новомучеников. Потому что со страниц удивительных повествований буквально стекает особая, благородная атмосфера того времени. По языку сладко перекатываются фразы "он служил певчим в таком-то соборе", "его отец был благочестивый регент такого-то прихода". Благочестие и служение Богу были в цене!



Однажды я пытался взять кредит в Сбербанке. Это было начало 2000-х годов, и я, тогда еще мальчишка, бредил мечтой купить себе компьютер. Я каждый день (!) совершал "крестный ход" по самым популярным компьютерным магазинам и подолгу стоял возле стендов с выставленными на них волшебными ящичками. Я ласкал взглядом каждую линию корпуса, каждую кнопку. От технических характеристик и фраз "Pentium-2:400Mhz" у меня в глазах зажигались звездочки. Меня знали все продавцы. Но я так ничего и не купил, потому что зарплата певчего была совершенно нищенской.

И я пошел в Сбербанк клянчить денег, то есть, брать кредит. И специалист отдела кредитования задала вопрос "где вы работаете?". Я ответил - "В церкви. Певчим." Надо было видеть лицо менеджера, не иначе как увидевшего ползущего по столу таракана. Сухо поджав губы, она произнесла - "ммм...мы с такими не работаем".

Мы с ТАКИМИ - не работаем. Вот так. Приехали. Дошли до ручки и идем дальше. И потому так и тянет заглянуть в тот мир, когда еще не свершилась самая страшная катастрофа 17-го года. Ох, какие же у Бога были люди. Да, я понимаю, что были и безбожники. Ведь кто-то и гнал священников, и забивал их штыками и прикладами. И - тем большей, особой благодатью веет от рассказа про жизнь того или иного певчего, того или иного регента. Это было время, когда благочестие было в цене и ценилось дорого.

И вот сегодня я решил поговорить про новомученика дьякона Вячеслава Луканина. Мне особенно близок этот человек, потому что он а) засвидетельствовал веру своей кровью б)он певчий и регент, и потому близок мне по духу как брат по клиросу. Ведь моя мечта - видеть клиросы полными духовного благочестия. Видеть братьев и сестер истовыми, верующими христианами, готовыми умереть за своего Бога.

А еще для нас это настоящее открытие! Ведь пока мы знаем только Романа Сладкопевца - покровителя певчих. А тут вдруг ларчик тайн Божьих открывается, и с тихим золотым светом из него появляется еще один небесный друг и заступник. Наш современник, регент и певчий! Хочется верить, что искренне любя клиросное пение, сей святой не забудет и нас, грешных и заступится.

Итак...

4 (17) марта 1882 года, в день блгв. кн. Вячеслава Чешского в губернском городе Перми, в семье Георгия Авксентьевича Луканина родился сын, которого, окрестив, назвали Вячеславом в честь св. Чешского князя.

Георгий Авксентьевич (отец Георгий) долгие годы честно служил в домовой церкви Кирилла и Мефодия при Пермском духовном училище, где он преподавал русский язык в начальных и старших классах. И, как было заведено, Вячеслав пошёл по стопам своего отца-священника. Сам же Вячеслав, будучи от рождения слабым ребенком, часто болел, но ещё в юности сам выбрал себе духовную стезю и поступил в Пермское духовное училище, где трудился его родной батюшка.

Большая семья священника Георгия была малообеспеченной. Духовное училище помогало Луканиным, чем могло: Вячеславу выделяли средства и на питание, и на зимнюю одежду. От рождения Господь даровал Вячеславу очень красивый, сильный голос.

Это сразу было замечено его преподавателями и воспитателями, поощрявшими и развивавшими у мальчика его необычайные вокальные данные. Первым естественным послушанием юного воспитанника стало клиросное пение в училищном храме, где его всё чаще назначают «старшим по хору».

Учился Вячеслав с большим трудом, ежегодно пересдавая задолженности по истории, математике, физике и другим естественным наукам: он был вынужден пропускать занятия по болезни, а свободное время всё чаще отдавал церковному пению. После окончания Пермского духовного училища, будучи семнадцатилетним юношей, с хорошим голосом, он был направлен на регентские курсы, которые проводились ежегодно при Пермской епархии.

По окончании этих курсов в 1889 году, Вячеслав Луканин поступает на первый курс Пермской духовной семинарии. Но по слабости здоровья Вячеслав не может учиться из-за частых хворей, отвлекающих его от регулярного посещения учебных занятий.

К концу первого курса у него накопилось много задолженностей почти по всем предметам. Но любовь к церковному пению с детских лет все больше и больше захватывала сердце юноши, склоняя его к полной самоотдаче служению Господу.

{От Дмитрия Сиверс. Как я его понимаю. Вот нашел ты себя. Получается у тебя петь. И так и хочется - петь Богу, и не заниматься ерундой, изучая всякие ненужные тебе предметы.}

Зная, что Вячеслав часто болеет и не может продолжать учёбу, учитывая прекрасные способности юноши, и его необычайный голос, учительский совет семинарии, по окончании первого курса, решает оставить Вячеслава в штате Пермской духовной семинарии как сотрудника, поставив его регентом училищного и семинарского хоров.

В 1901 году Вячеслав Луканин был милостиво благословлён Пермским Епископом Петром в архиерейский хор. Видя любовь регента Вячеслава к пению, прихожане Мотовилихинского завода просили его организовать при их Свято-Троицкой церкви народный, любительский хор и быть его руководителем, регентом. Вячеслав Луканин не отказал им, и с усердием принялся за это благое дело. При этом он, как и прежде, продолжал служить в духовных училище и семинарии, петь в архиерейском хоре.

Пришедший на Пермскую епархиальную кафедру епископ Иоанн, поставил Вячеслава Луканина из чина певчих на должность помощника регента при архиерейском хоре и воспитателем певчих архиерейского дома. Так новым местом жительства Вячеслава стал Архиерейский дом Пермского владыки.

Спустя год, 16 июля 1902 года, епископ Иоанн определил Вячеслава на должность псаломщика при заводской церкви Святой Троицы г. Кизела Соликамского уезда. Сразу по приезду в Кизел, 20 июля 1902 года, Вячеслав берёт под своё руководство храмовый хор. То, как успешно справлялся Вячеслав со своими новыми обязанностями здесь, на новом месте, свидетельствуют многочисленные архиерейские грамоты и благодарности, получаемые им за свои труды.

Здесь же, в Кизеле, 1903 году Вячеслав (а ему был уже 21 год) женился на девице Марии Гордеевне Галкиной. Через год у Марии и Вячеслава Луканиных родилась первая дочь Галина.

1905 года, на праздник Благовещения, епископом Пермским Павлом, Вячеслав Луканин был посвящен в стихарь. В 1906 году Вячеслав становится членом“ Православного Братства святителя Стефана Пермского”.

В 1910 году Соликамский уезд посетил Преосвященный епископ Палладий. Он пригласил регента Свято-Троицкого храма Кизеловского завода Вячеслава Луканина с его хором принять участие в поездке епископа по Пермской епархии, ибо «луканинский» хор считался самым лучшим во всём Соликамском уезде. По завершении этой поездки Вячеслав был удостоен личной похвалы епископа Палладия с денежной премией “за прекрасную постановку хора”.

26 ноября (8 декабря) 1912 года Пермским епископом Палладием, Вячеслав Луканин был рукоположен в сан диакона. Приняв священнический сан, отец Вячеслав не оставил управления церковным хором, а продолжал руководить им, как и прежде. В 1913 году отец Вячеслав получил «Юбилейный Крест» на Владимирской ленте и Юбилейную медаль «В Память 300-летия Дома Романовых». Сохранились свидетельства, что 5 июля 1914 года диакон Вячеслав Луканин получил письменное одобрение (за № 305) от благочинного 1-го округа Соликамского уезда «за умелую и прекрасную постановку хора».

За всё время служения в Кизеловском заводе отец Вячеслав многократно был удостоен личной похвалы и денежных наград за свои труды по организации деятельности хора и от главного управляющего всех имений князя С.С.Абамелек-Лазарева - господина Пепеляева.

Современники называли отца Вячеслава Луканина «…человеком с бархатным голосом…». Прихожане Мотовилихинского завода, приглашали его служить к себе, в их заводской храм, уже в сане диакона.

Резолюция о перемещении уже была напечатана в «Пермских Епархиальных ведомостях» за 7 февраля 1915, но, по неизвестной нам причине, перевод дьякона отменили. Он был оставлен на прежнем месте служения. Отец Вячеслав был одним из организаторов Церковно-певческих курсов в с. Усолье Соликамского уезда.

Сохранились воспоминания об этих курсах: «Насколько можно судить по общим мероприятиям нашего Преосвященнейшего владыки Андроника, направленным на удовлетворение религиозных нужд Богом вверенной ему паствы, в ряду его многочисленных Архипастырских забот по управлению епархией, одно из видных мест занимает попечение о постановке на должную высоту церковного пения, - этой истинной красоты православного христианского богослужения, этого могучего орудия в деле поднятия религиозной настроенности населения.

Ибо кому неизвестно как удивительно и привлекательно хорошее, стройное, согласное и воодушевленное пение церковное! Кто не испытывал на себе и не наблюдал как радуются и умиляются православные люди, как в городах, так и в селениях, когда у них в храме заводится более или менее согласное хоровое пение!

В целях образования на приходах опытного в церковно-певческом деле состава руководителей церковных хоров, псаломщиков и вообще в целях достижения возможно лучшей постановки церковного пения, наш попечительный о нуждах паствы Архипастырь открыл при своем Архиерейском доме специальное училище для подготовки псаломщиков, по его распоряжению все причты епархии снабжены прекрасным руководством по церковному пению – книгою «Спутник Псаломщика».

Наконец предложением от 23 января текущего (1915) года он предложил духовенству епархии обсудить вопрос на Благочиннических Окружных Съездах и провести в жизнь вопрос об устройстве по округам церковно-певческих краткосрочных курсов для диаконов и псаломщиков.

Внутренний распорядок жизни слушателей курсов установлен был следующий:

- в 6.30 часов утра молитва, после неё чай, затем с 8 часов до 1.30 часов дня занятия;
- в 2 часа обед;
- в 4 часа чай, с 5 до 8 часов снова занятия;
- в 9 часов чай (вместо ужина), а после него общая вечерняя молитва.

Вечерних занятий в кануны праздников и утренних занятий в дни самих праздников на курсах не производилось, а слушателями их отправлялись в эти дни Богослужения в местных Усольских церквах, причем курсисты являлись и руководителями общенародного пения.

По окончании занятий на курсах слушателям их произведены были поверочные испытания в области пройденных ими предметов, причем все они, благодаря своим усердным, усиленным на курсах занятиям, обнаружили вполне удовлетворительные познания.

На отчете руководителей курсов о происходивших на них занятиях Его Преосвященство, Преосвященнейший Андроник положил 11–го июня резолюцию следующего содержания: «Радуюсь такому усердному делу и благодарю всех потрудившихся». Да послужит эта милостивая архипастырская благодарность должным воздаянием похвалы Владыки, да послужат руководящим образцом при устройстве подобных курсов в других Благочиннических округах нашей Епархии».
Церковно–певческие курсы прошли на высоком уровне, по окончании их отцу Вячеславу, в числе других организаторов, была высказана благодарность слушателей.

Ещё два года прослужил отец Вячеслав при заводо-Кизеловской церкви, а 27 июня 1916 года, его перевели на Серебрянский завод Кунгурского уезда на вакансию псаломщика. Почти сразу после перевода отец Вячеслав подает прошение перейти в заштат, и через месяц, 18 июля, его просьба была удовлетворена.

Находясь за штатом, из-за своих многочисленных болезней, отец Вячеслав продолжал служить и руководить детским церковным хором в Серебрянском церковном детском приюте.
Недолго прослужил он в Серебрянской церкви. В октябре 1916 года о. Вячеслав переехал служить в город Шадринск Екатеринбургской епархии, где преподавал церковное пение в Шадринском Алексеевс ком реальном училище.

Из города Шадринска отец Вячеслав вернулся в Пермскую Епархию. 4 марта 1918 года он был назначен в Невьянский завод Екатеринбургской епархии в качестве регента – место своей будущей мученической кончины. В неспокойное время началось служение отца Вячеслава на Горнозаводском Урале: шёл 1918 год. В Невьянском заводе дьякон Вячеслав служил в Спасо-Преображенском соборе пять с половиной месяцев.

Летом 1918 года на территории Невьянского завода и в ближайших населенных пунктах: Шуралинском и Верхне-Тагильском заводах расположился революционный отряд «Красные орлы» – это особый, специальный, карательный отряд, сформированный в городе Катайске органами Советской власти для «усмирения» и подавления любых восстаний, митингов и выступлений населения против большевистских властей.

В краеведческом музее города Катайска, остались многочисленные воспоминания красноармейцев из этого отряда. Читая их «откровения» удивляешься, с каким цинизмом и похвальбой они пишут о том, как убивали священников и мирян. Людей четвертовали, живьем закапывали в землю, глумились, применяли к ним самые зверские пытки.

Случалось, что измученных и умирающих страдальцев, просивших воды, красноармейцы кидали в лужи пролитой ими же крови, заставляя её пить… Самым распространенным способом уничтожения церковных служителей были расстрелы, четвертование и утопления. Топили их не только в реках, но и в колодцах.

«Красноорловцам» не было под час даже и 20-ти лет. За эти-то «подвиги» многие из них будут потом получать персональные пенсии: как сами, так и их дети, и внуки…

Вот что рассказывала газета «Зауральский край», свидетельница тех роковых событий 1918 года: «…По Уралу. В Невьянске. Лицо, на днях приехавшие из Невьянска, сообщило нам некоторые интересные подробности пребывания там большевистской власти.

За последние месяцы большевистский террор дошел в Невьянске до невозможных пределов. Особенную жестокость проявлял председатель бывшего Екатеринбургского уездного совдепа, левый с.-р. Мухин.

Расстрелы совершались не десятками, а сотнями – почти нет дома, где бы ни было пострадавшего от большевиков. Между прочим, была расстреляна женщина и её 6–ти летняя девочка, за то, что её муж перешёл на сторону чехословаков.

Рассказывают, что когда к ней явился какой-то комиссар с вопросом, где её муж, - она ответила:
– Вы сами знаете, что он уехал, я не могу знать, где он находится.
– Так вот, чтобы ты знала, где твой муж, я тебя расстреляю, сказал комиссар.

Многие жертвы большевистского террора сбрасывались живыми в шахту, верстах в шести от Невьянска. Все, кто только мог, бежали из завода и скрывались. Между прочим, один автомобилист, скрывшийся после июньского восстания в Невьянске, просидел в стоге сена 72 дня.

За все это время, крестьяне приносили ему пищу, тщательно следя за тем, чтобы его не открыли красноармейцы. Другой автомобилист пролежал 40 дней в яме, выложенной слоем сена, прикрытой сверху досками с землёй. И за ним так же тщательно ухаживали крестьяне, принося ему каждую ночь пищу и открывая на это время доски.

Между прочим, в Невьянских лесах укрывался более двух месяцев член Учредительного собрания Кузнецов, случайно очутившийся во время июньского восстания в Невьянске. Всё, что только можно было, большевики постарались увезти… Настроение среди населения подавленное, так как оно всё ещё не может прийти в себя после недавних ужасов; многие до сих пор ещё скрываются в лесах, многие увезены в качестве заложников».

Власть на территории Невьянского завода менялась тогда очень часто: то красные, то белые… В тот момент Невьянский завод был занят красными. И со стороны местных, «красных» властей был приказ о том, чтобы не проводить никаких «сборищ» по любым поводам. По воспоминаниям участников событий, 6 (19) августа 1918 г. должен был вновь отмечаться престольный праздник Спасо-Преображенского собора в Невьянске.

Накануне отец Вячеслав со своим хором, гостями и хористами Свято-Троицкого храма г. Кизела, приехавшими специально на это торжество. Сидели вечером в доме и обсуждали план проведения храмовых торжеств. Был вечер. Окно в доме было плохо зашторено, и лучик света чуть-чуть просачивался на улицу.

Был комендантский час.

Обнаружив свет, красноармейцы ворвались в дом и арестовали всех, кто там был. На следующий день под конвоем всех их привели к Спасо-Преображенскому собору и за алтарем заставили рыть могилы.

Отец Вячеслав был среди прихожан, и также рыл могилку. Он с достоинством попросил красноармейцев, дозволить ему помолится перед смертью в соборе. Не услышав ответа, отец Вячеслав медленно пошел в собор, тихо читая молитву «за упокой» своей души. Войдя в храм, он видел, как «красноорловцы» срывают со стен иконы, бросают их на пол, при этом выламывают драгоценные оклады, круша всё, что попадало им под руки. Он было вступился, но не мог быть услышан.

Стоя спиной к «варварам» отец Вячеслав молился перед образами. Видя его молящимся, один из «орловцев» выстрелил отцу Вячеславу прямо в спину. Этим выстрелом он и был убит наповал, убит прямо в храме, за молитвой…

Его волоком вытащили из собора и бросили в могилку, ещё тёплую вырытую его руками. В тот день были расстреляны все, кто был с ним, о чём свидетельствуют записи в метрической книге Спасо-Преображенского собора Невьянского завода, за 1918 год. 16 августа 1918 года явилось для отца Вячеслава роковым.

По сохранившимся документам отец Вячеслав вместе с прихожанами был похоронен возле алтаря правого предела Спасо-Преображенского Собора. Отпевал священномученика Вячеслава вместе с безымянными братьями священник о. Иоанн Рыболовлев, который позднее сам будет репрессирован.

Старожилы рассказывают, что в 80-е годы ХХ века при прокладке водопровода за алтарем собора сняли слой земли, где обнаружили три гроба. Потом, в 90-е годы, при ведении работ по восстановлению собора, при вскрытии земли были вновь обнаруживаемы останки неизвестных людей. Но раскопки приостановили, а имена усопших оставались неизвестными. Место это было до времени засыпано землёй в ожидании дальнейших судеб Божиих.

Святой мученик дьякон Вячеслав Невьянский (Луканин) - был канонизирован в лике Новомученников Архиерейским Собором Русской Православной Церкви, определением Священного Синода от 17июля 2002 г. В субботу, 16 августа 2003 года, в г. Невьянске состоялось долгожданное событие - переосвящение восстановленного Спасо-Преображенского собора. Это торжество возглавил Его Высокопреосвященство, Высокопреосвященнейший Архиепископ Екатеринбургский и Верхотурский Викентий.

Освящение собора было назначено накануне праздника Преображения Господня. По Божьему промыслу, освящение собора совпало с днём мученической кончины святого мученика Вячеслава Невьянского (Луканина). И Храм Божий вновь был окроплен святой водой как некогда, 85 лет назад, он был освящен мученической кровью святого мученика Вячеслава Невьянского.

Когда собор находился в поругании и под его крышей находился один из цехов местного завода, то работавшие там люди свидетельствуют, что неоднократно слышали в «цехе» ангельское песнопение, не догадываясь при том о его происхождении. А помощь шла к нам по молитвам святого мученика Вячеслава Невьянского.

И вновь, после переосвящения собора, большой трудностью было создание церковного хора. С этой проблемой столкнулся нынешний настоятель Спасо-Преображенского собора в Невьянске отец Игорь. Где взять певчих для церковного хора?

В Екатеринбурге с хорами большие сложности, как же быть здесь, в провинциальном, уральском городке? В огромном и прекрасном соборе никак нельзя служить без хора! Как же быть, и кто здесь поможет?...

Каково же было удивление отца Игоря, когда поселившись в Невьянске, уже через месяц, как бы сам по себе, собрался добрый хоровой коллектив, словно кто-то его берёг, лелеял и собирал.… Изучали жития святого новомученика, и вдруг все как бы прозрели, хор-то помог собрать и поставить сам святой мученик Вячеслав Невьянский!!

Тропарь священномученику Вячеславу Луканину, глас 2

«Пою Богу моему дондеже есмь», / – купно с Давидом воспеваше новомученик Вячеслав; / «Господи, прими дух мой», / – яко Стефан воззва, / да возрастает семя Церкви, / юже Господь на кро́ви мучеников назда, / мы же с ними вопием: // «Прими, Господи, жертву хвалы и воскликновения».

Кондак священномученику Вячеславу Луканину, глас 4

«Богу сердцем пойте», / научал еси. / И, услышав твоя молитвы, Господь, / испытуя же тя яко злато в горниле, / до конца очистил еси. / Да принесеши Богови священный дар / – сердце любокрасное, диаконство неподкупное, / святый священномучениче Вячеславе, // моли со други – мучениками спастися нам.

Присоединяюсь к просьбе из Кондака. Пожалуйста, святый священномучениче Вячеславе, моли со други - мучениками спастися нам. Как нибудь...

Соборная молитва по соглашению "Доброуст". Поссорились с регентом/настоятелем? Помирим!