Обычный православный прихожанин одного из многочисленных и густо наполненных людьми храмов России живёт себе потихоньку, посещает богослужения, помогает в храме и, возможно, не задумывается о том, а как живут православные там, за пределами нашей Родины. И это в общем нормально.

Та, жизнь, которую привык вести человек изо дня в день становится для него обиходом и некой нормой. И трудно было бы просто взять и вообразить, а что бы мы делали, если бы нам приходилось приходить к службе намного раньше, чем мы привыкли и приходить в пустое помещение, глядя на которое в голову не могло бы придти, что через час здесь будет совершаться всенощное бдение или Божественная литургия.

А может случится и так, что служба какого-нибудь двунадесятого праздника отменится вообще, поскольку не смогли предоставить помещение по причине того, что оно нужно для проведения развлекательно-увеселительного мероприятия.

Или… идет некий священник в храм на службу, и не знает, кто и как у него будут сегодня петь и будут ли петь вообще или придётся по принципу «сам читаю, сам пою, сам кадило подаю». И возлагает он свою надежду лишь на Одного Господа…

И если вдруг приедет такой обычный российский православный прихожанин в Германию, посетит «немецкий» приход, увидит его особые трудности, то скажет: «Господи, слава Тебе, что у меня там дома есть хорошо оборудованный храм, который я посетить могу в любой день по зову души, что могу слышать на службах постоянно слаженное пение, что не должен я рваться на части, думая, что же сделать, убрать в первую очередь после окончания службы».

Речь далее пойдет о православных приходах в Германии на примере небольшой её части, более даже о своего рода «трудных» приходах, у которых отсутствуют собственные помещения для храма. Впрочем, не относитесь ко всему далее описанному как к бесспорному факту, поскольку доля субъективизма здесь присутствует.

В Германии бо̀льшее количество приходов относится к русской зарубежной церкви (Берлинская и Германская епархии РПЦЗ). Но также есть приходы Московского патриархата (Берлинская и Германская епархия).

Священство Берлинской Епархии
Священство Берлинской Епархии


Последние приходы открываются обычно по инициативе русскоязычных жителей Германии: люди живут в стране с чужим менталитетом, общаются между собой и со временем начинают ощущать потребность в духовной подпитке. Такую подпитку способна дать только Церковь.

Если в России храмы находятся в любой точке города, и человек может в любой момент зайти, поставить свечку и помолиться, то за рубежом эта возможность сильно ограничена. Часто в крупном городе может действовать всего один храм и работать только по выходным и большим праздничным дням.


При этом в Германии часто люди из-за высоких цен на жильё в крупных городах снимают себе квартиры в небольших городах или сёлах, дорога из которых до крупного населённого пункта занимает большое количество времени, особенно, если добираться на общественном транспорте, который по выходным ходит реже, чем в рабочие дни.

Исторически сложилось так, что приходы РПЦЗ, размещаются в собственных зданиях (православных храмах с архитектурной точки зрения). К примеру, составляет огромную историческую ценность храм равноапостольной Марии Магдалины в городе Дармштадт (фото в шапке статьи).

У храма очень интересная история.

Эта небольшая церковь была построена последним Императором Российской Империи, Царём-мучеником Николаем II для своей будущей супруги, Царицы Александры, урождённой принцессе Аликс Гессенской и Рейнской, дочери Великого герцога Людвига IV, которая родом была немка, из земли Гессен. Согласно истории земля под фундамент храма была привезена из России. Церковь очень маленькая, поскольку Николай II строил её для своей будущей супруги, чтобы она могла у себя на Родине молиться в православном храме. Настоятелем является милый батюшка отец Иоанн.

Клирос в Дармштадте


В этой и других церквях РПЦЗ службы ведутся как на церковнославянском, так и на немецком языках. Среди прихожан есть не только русские, но также немцы и другие иностранцы.

Может быть из-за исторической особенности этого храма, в нём ощущается особый дух; так вот подумаешь, что в нём молились царские страстотерпцы Николай II с супругой.

Как-то будучи на литургии в этом храме, я заметила удивительное чудо. Как я писала, храм очень маленький, а желающих помолиться много. Идёт причастие, и я замечаю, что люди словно не заканчиваются. Я смотрю и не могу понять, как все эти люди здесь умещаются.

По всем физическим законам времени и пространства, храм не может вместить столько людей и причастие должно было уже закончиться. Тогда ещё луч солнца дивно освящал священное действо и я написала эти строки:

Во время светлого Причастия
Лучами солнца озарен Священный Храм
То – Солнце Правды, Бог, Его участие
Прекрасной встречи радость дарит нам!


А что же с приходами Московского Патриархата?

Жизнь их складывается часто сложнее, чем у «зарубежников». Они начинаются с абсолютного нуля. Активная группа русских людей обращается в соответствующие инстанции с просьбой предоставить священника, чтобы можно было совершать богослужения. С появлением священника ещё остается очень много проблем.

Нужно найти здание, где будут совершаться службы. Обычно такими делами занимается самый активный из группы, давно проживающий в Германии, ведь для этого нужно знать язык, законодательство страны и особенности менталитета и общения.

Священник часто присылается на службу за рубеж из России или иных стран бывшего СССР и немецкого языка может вовсе не знать. Так, к примеру, настоятель прихода во Франкфурте замечательный священник, протоиерей Николай, изначально служил в Риге (Латвия).

о. Николай
Помещение, арендованное для богослужений, нельзя использовать постоянно для нужд православного прихода, поскольку в иные дни и часы оно сдаётся на другие цели.

Поэтому прихожанам приходится каждый раз перед службами «оборудовать» такое помещение под храм (сооружать иконостас, расставлять иконы, подсвечники и иную богослужебную утварь), а после службы всё убирать и освобождать помещение.

Так, к примеру, единственный приход Московского Патриархата во Франкфурте-на-Майне – сщмч. Киприана и мц. Иустины, долгое время не имел даже иконостаса, т.е. при совершении богослужения прихожане могли спокойно наблюдать всё то, что происходило в видимом алтаре.

Эдакая нескончаемая Светлая седмица.

Некоторых православных гостей из России, привыкших к «настоящим» храмам, поначалу такая открытость смущала. Но затем, они понимали, что это же дар Божий, видеть то, что обычно нельзя видеть в момент богослужения.

Богослужения в приходах Московского Патриархата ведутся преимущественно на церковнославянском языке и практически все прихожане являются русскоязычными. Впрочем, многое зависит от прихожан. Если вдруг забредёт кто из иностранцев, то обязательно хотя бы одна ектения будет произнесена на немецком языке.

Если среди постоянных прихожан большое количество немцев или иностранцев, то службы проходят на двух языках. Такая ситуация, к примеру, в приходе в городе Майнц, где сам священник является немцем, а также в молодом приходе в городе Крефельд.


Вот так выглядит открытый алтарь:

Открытый алтарь


Может возникнуть мысль, что в таких необорудованных по-настоящему храмах (фактически просто помещениях) сложно молиться, нет нужной атмосферы.

Нет, это не так.

Такая церковь является изначально церковью духовной, это сплочение людских душ, изголодавшихся по Богу. И каждый раз перед службой наблюдаешь чудо превращения обычного помещения в храм, и это необъяснимо никакими словами. Это действие Духа Святого, который приходит и наполняет всё невидимо.




Какова же жизнь внутри прихода?

Разница внутренней жизни «трудных» приходов за рубежом и «готовых» храмов в России очень ощутима. Трудности сплачивают людей. В России человек чувствует себя иначе, он у себя дома, он находится в исторически православной стране.

Европа и Германия, не смотря на то, что исторически также являются христианскими, не обладают неким внутренним духом, как это ощущается в России. Это чувствуется не произвольно, человек может даже не понимать этого, но это есть. Может быть, это также связано с малым наличием реальных зданий храмов на территории страны, колокольный звон которых очищал бы невидимый нечистый дух.

Люди, приехавшие в Германию, поначалу рады смене обстановке, здесь всё есть, красивая жизнь, всё очень ухожено и с виду всё так правильно, социальные службы налажены, государство во всю заботиться о человеке. Но со временем всё это, как временное, приедается, появляются стандартные жизненные проблемы, человек невольно начинает впадать в депрессию.

И что делать? Как решить проблемы, кому всё излить?

А если ты иностранец не на правах немца, а обычный, приехавший в чужую страну в поисках рая на земле, то налицо изначально предвзятое отношение к тебе большинства коренных жителей только лишь потому, что ты не из их среды, на языке еле изъясняешься по началу, прав своих не знаешь. Тогда коренной москвич начинает чувствовать себя на месте того, к кому в Москве обычно обращаются «понаехали тут».

Либо иная ситуация.

Это может быть славянская девушка, нашедшая своё женское счастье в лице успешного и благополучного немца. Она вышла замуж, покинула Родину, у них родились дети. По началу, она как все увлечена радостями европейской жизни. Но муж постоянно работает, а она дома с детьми либо одна, развлечения все приелись.

В душу вселяется тоска. Душа требует чего-то. И известно чего, душе всегда нужно общение с Богом. Хорошо, если человек это сам поймет и либо найдет Дом Отца на чужбине либо начнёт активную деятельность по основанию такого Дома.

Вот такие иностранцы, уже успевшие разочароваться в мнимой доброжелательности немцев и набить себе синяков на чужбине, вдруг обретают такую русскую православную общину.
Дай Бог, чтобы и правда православную общину. А то ведь можно наткнуться на секту, которых в Германии ох как хватает.

Первый их признак – они против истинной Церкви, а церковью называют свои собрания с чаепитием, общими «молитвами» о принятии Христа и своеобразными концертами и созывают на определенные поездки за немалые деньги. Они будут обязательно просить теперь после «принятия Христа» ограничить круг общения и ни с кем, кроме них сами не общаться. А еще им очень часто якобы сам Христос является. Но более в это мы углубляться не будем.

Обретая православную общину, русские иностранцы встречают наконец людей, которые не просто говорят на их языке, а ещё и понимают душу и могут разделить проблемы, помочь советом. Но главное, там они наконец встречают Его.

Там, на чужбине, Господь близок, как нигде, может быть, также, как был близок в тюрьмах в годы гонений в России на православие. Чужая страна – это тоже тюрьма, тюрьма для души. И свет в ней – это православный приход.

В нём улыбающийся добрый батюшка встретит тебя так, словно именно тебя ждал всю жизнь, приласкает, обогреет душу, даст добрый совет и отнесётся так, словно сто лет тебя знает. Он становится не только духовником, он чуть ли не заменяет отца и мать, а прихожане – это твои братья и сёстры. И глава всему – Христос!

А каковы исповеди! Это истинные покаяния полные слёз. И тот же добрый батюшка пойдёт в алтарь и даст тебе платочек, утереть слёзки. Никто из прихожан не удивится и не посмотрит косо на недавно пришедшего брата, рыдающего во весь голос, путь даже во время литургии. Они уже сами через это проходили. Лишь на всякий случай кротко спросит, что случилось и поняв, что это слёзы покаяния даже немного позавидует.

В таких приходах обычно все друг друга знают, как в малой семье, между людьми разделены обязанности по приходу. Захожан там практически не бывает (если только на Пасху приходит множество людей, как и везде, раз в год освятить куличи и поставить свечку), а новенькие со временем начинают активно участвовать в жизни прихода и выполняют ту роль, на которую их определил Господь. Приход по истине является целой единой семьей.

С одной стороны, быть в такой семье очень радостно, с другой, случаются моменты, когда хочется быть свободным от приходской суеты и просто помолиться на службе, чтобы тебя никто не трогал. И хочется процитировать в такие моменты слова Христа: «Марфа! Марфа! ты заботишься и суетишься о многом, а одно только нужно» (Лк, 10:38).

Полезно бывает сделать в такие кризисные моменты некоторую паузу и съездить на службу в другой храм, к тем же «зарубежникам». И вот там начинаешь понимать, как снова скучаешь по родной семье и готов снова нести своё служение и терпеть ради Христа. Думается, что служение людей в таких приходах, где много трудностей и искушений, оно более спасительно для души человека. Главное, чтобы человек не роптал, а терпеливо исполнял то, что определил ему Господь.

Однажды, случилось со мной удивительное. Я несла послушание на кухне во время литургии. Как частенько бывает, начались споры, сколько чистить картошки, что еды может не хватить и всё в этом духе. Меня всегда эти споры очень утомляли и я старалась в них не принимать участия.

Потом я пошла на причастие. И стоя в очереди, я первый раз ощутила чувство, совершенно неведомое ранее. Это была неописуемая радость и любовь, меня всю наполняла любовь ко всем, кто был рядом со мной, какое-то умиление, я стояла и улыбалась, мне даже казалось, светилась изнутри.

Одна подруга заметила это и сказала, что я действительно выглядела в тот момент как-то иначе. После причастия всё еще переполненная этой неземной любовь, я вернулась на кухню и не смотря на случавшиеся разногласия там, это чувство не покидало меня.

Мне напротив виделось, насколько мелочны и бесполезны эти споры и хотелось просто всех и каждого обнять и подарить им тоже это чувство. «Ну что картошка, какая картошка, когда тут такое! Умножит Господь вашу картошку, если не хватит!»

Это было удивительно! Видимо, Господь один раз в жизни дал испытать то, что хоть немного похоже на любовь, которую питает к человеку Господь. Эта любовь не видит недостатков, она тут же прощает, она не обижается, всё покрывается этой неземной любовью.

Трапезы случаются в приходе не только по большим праздникам, но практически после каждой воскресной службы (как минимум, бутерброды, пироги, кофе и чай гарантированы). Не всегда удается спокойно посидеть и пообщаться после службы, обычно трапезничают «на ходу», поскольку время ограничено, помещение нужно освободить для следующих арендаторов, а нужно ещё всё убрать, помыть.

Эти минуты после литургии выглядят, наверное, забавно со стороны: прихожане в спешке едят, общаются и одновременно моют, убирают, подметают. В соседней с кухней комнате детей пытаются заставить убрать инструменты и плоды творчества (рисунки, карандаши, фломастеры). И там же, если на носу большой праздник, может проводить спевку хор. В другой комнате в это время могут ещё проходить занятия воскресной школы.

Мои кухонные послушания со временем закончились, как только я стала причастна к клиросу, сначала в роли чтеца, а потом уже и певчей. Какова же ситуация на клиросе за рубежом?

Это зависит от многих факторов.

Если священнику «повезло» с матушкой и она обладает соответствующим образованием и главное желанием организовать хороший хор, то на таком приходе с пением дела обстоят замечательно. Так, к примеру, в православном приходе блаженной Ксении в городе Нюрнберг, можно сказать, семейный клирос: матушка управляет, среди певчих в том числе дети священника.

Настоятель прихода отец Пётр сам радостно рассказывает об их семейном деле: «Господь дал мне счастье быть не одиноким в моём служении, его разделяет вся моя семья: матушка Марина управляет хором на богослужениях и организует в приходе разнообразную работу с детьми, мои старшие сыновья поют в церковном хоре, а младший – первый помощник в алтаре» (из интервью прот. Петра Степанова на www.pravoslavie.ru).

Как верно заметил о. Пётр, это действительно счастье, ведь есть священники, которые по разным причинам одиноки в своём служении и рассчитывать приходится только на прихожан.



Для франкфуртского прихода сразу при основании, которое случилось лет десять назад, встала проблема церковного хора.

Поначалу приглашали регента из упоминавшегося храма в Дармштадте, но с ней как-то не сложилось. Пели как могли своими силами. Никто из певчих не обладал особым музыкальным образованием, минимум – музыкальная школа. После появился человек, способный управлять хором, но не обладающий регентским образованием.

Так постепенно сформировался основной состав хора, в котором сильно преобладали первые голоса, и практически отсутствовали вторые, а о теноре можно было только мечтать. Поскольку регентом был мужчина, бас в хоре также присутствовал.

В репертуаре были в основном обиходные песнопения. Иногда Господь посылал в приход гостей, которые могли пополнить ряды певчих. Особенно это могло случится на праздник Пасхи. И тогда пение было особенно торжественным. Как-то даже отец Николай после прекрасной Пасхальной службы сравнил местный хор с лучшими хорами Москвы и Киева. Настолько угодили батюшке и прихожанам!



Но такое пение случалось лишь по большим праздникам. Не всегда хору удаётся присутствовать на богослужении в полном составе. На вечерних службах часто поют всего двое или даже один человек.




Особенно проблемным является летнее время, когда певчие разъезжаются по отпускам. Но, чтобы ни случилось, Господь никогда не оставляет, обязательно найдутся люди, способные заменить певчих либо вдруг откуда не возьмись посетят приход редкие гости-певчие именно в тот момент, когда состав хора «страдает». На некоторых приходах этот вопрос обдумывается заранее и приглашаются люди на замену певчих.

Возможности постоянно и достойно платить певчим у приходов нет.

К тому же с учётом того, что службы случаются бо̀льшую часть года только раз в неделю, то даже при наличии оплаты певчие не смогли бы обеспечить себя материально так, чтобы больше нигде не работать. Поэтому все певчие заняты на основных местах работы, а многие параллельно ещё и учатся, ведь много молодёжи приезжает в Германию именно для целей получения образования.

Те, кто учатся, должны обязательно работать, чтобы оплатить учёбу, жильё, интернет, телефон и т.п. Работа в основном по сменам, поэтому график работы у всех разный. Это отчасти является причиной того, что хор может не всегда петь в полном составе, а также сложно найти одно подходящее для всех время для спевок.


К примеру, регенту франкфуртского прихода каждый раз в середине всенощной приходилось оставлять хор и уезжать в ночную смену на работу, а утром он уже был на литургии.

Панихида


Проблема клиросов за рубежом состоит также в том, что там отсутствуют какие-либо специальные учебные заведения, где желающие управлять хором или петь могли бы получить соответствующее образование, именно в плане церковного пения.

Это также касается и знаний устава, поэтому случается, что регент отвечает только за музыкальную часть службы, а процесс ведения службы поручается иному лицу, который может даже совсем и не быть певчим.

Отчасти это отражается на сознании певчих. Когда они уже несколько лет поют, пропадает некий пыл и снижается собственная планка требований к пению. К сожалению, певчие иногда бывают сами не заинтересованы в новом репертуаре, в спевках. Процесс идёт по принципу: пришёл, спел, внёс свою лепту, ничего более с меня не требуйте и до свидания.

Конечно, люди устают, у них много проблем личного характера, у них семьи, дети. Поэтому пение отодвигается чуть ли не на последний план. Сердце перестаёт гореть. Этим, конечно, страдают в основном уже много лет существующие приходы. На мой взгляд, это самая глобальная проблема, когда певчий сам больше не питает должного интереса, должного стремления послужить людям, Господу.

Глобальная, потому что способ её решения не очевиден. Возможно, помогло, если бы был у хора авторитетный организатор, образованный в духовном плане, который смог бы провести соответствующие беседы, и тем самым возобновить в певчих утерянный пыл служения Богу пением.

Но это должен быть именно авторитетный человек или способный этот авторитет заслужить. Потому что бывают случаи, когда хором руководит талантливый человек, всеми силами стремящийся организовать достойное пение, требующий подобного от певчих, но его певчие почему-то не слушают, и часто даже принимают в штыки: а что ты нам тут указываешь, жили пели без тебя и дальше обойдёмся. Это печально.

А как было бы неплохо донести до сердец певчих, что вы сейчас пожертвуете своим временем ради Бога, а Господь вам обязательно воздаст и проблемы сами решаться. Мы очень часто только по мирскому смотрим на жизненные ситуации, вспоминая о Главном Заступнике в последний момент. И веры ох как не хватает…

Случаются за рубежом также, как и в России, различные требы: крещения, венчания, отпевания. Также это могут быть выездные молебны (к примеру, при посещении русских заключённых в тюрьмах).

В Германии, и в Европе, на самом деле, очень много православных святынь. Хранятся они обычно в католических храмах и не всегда находятся в постоянном открытом доступе. В связи с этим, православные приходы устраивают паломнические поездки, чтобы поклонится этим святыням.


В Лимбургском соборе находятся частицы Животворящего Креста Господня. Выносится этот Крест один раз год, в Великий пост на Крестопоклонную неделю. Тогда в Лимбурге собирается множество православных приходов, как Московского Патриархата, так и Русской зарубежной церкви. В этот день священники и православные прихожане разных приходов могут встретиться и пообщаться между собой. Настоятели приходов имеют возможность совершить молебен.



Во Франкфуртском соборе находятся мощи апостола Варфоломея. В день памяти апостола католическое священство позволило православным совершить молебен.



Также случаются паломнические поездки в другие страны Европы (например, в Италию к Туринской Плащанице Господа, на поклонение Хитону Господа или в Бари к мощам свт. Николая), а также и на Святую землю.



Помимо совместной молитвы на службах, паломнических поездок, прихожане собираются вместе и по другому поводу. Есть приходы, которые организовывают молодёжные лагеря, куда могут поехать все желающие для совместного общения в духе православия.

Летом также устраивают совместные посиделки, готовят шашлыки, поют народные песни. На Рождество конечно же организуется рождественская ёлка для детей с театральным представлением. Случается, что хор либо отдельные певчие выступают от имени прихода на различных мероприятиях.


Приходы помогают в распространении билетов на концерты православных исполнителей. К примеру, Светлана Копылова давала свой концерт во Франкфурте и других городах Германии.

Светлана Копылова


Германия – густонаселённая страна не только русскими, но и другими иностранцами. Поэтому православие в ней представлено достаточно широко: помимо русской православной церкви, это также греческая, сербская, румынская, грузинская церкви. И церкви эти находятся в контакте друг с другом. В неделю Торжества Православия после совершения литургии в каждом приходе, организовывается совместное торжество с трапезой, небольшим богослужением, в котором также могут принимать участие священники и хоры приглашённых приходов.

Слава Богу, можно констатировать факт, что к православию приходят и немцы. Добившиеся жизненного успеха, но не получившие в итоге счастья, они находят его в общении с Богом и идут в православные приходы.

Открываются также новые приходы, рукополагают новых священников. Так, в городе Крефельд два года назад открылся приход великомученицы Варвары (настоятель – молодой священник иерей Алексий).

Богослужения ведутся на двух языках: церковнославянский и немецкий. Хор, как это обычно бывает, сформировался из прихожан. Самый музыкально образованный стал выполнять роль регента, остальные – петь.

Отношения на клиросе обычно очень доброжелательные, ведь хор состоит из церковных молящихся людей, которые готовы послужить Богу, как могут. В этом есть отличие от российских профессиональных хоров, где часто работают равнодушные к церкви и богослужению люди, что может откладывать отпечаток на само пение. Ведь пение задает атмосферу для молитвы.

В Германии певческий репертуар, в основном, состоит из обиходных песнопений, но сама суть пения при этом действительно очень молитвенна. Я помню, когда я сама только пришла к церкви, как умиляло меня это пение, иногда даже до слёз.

На мой взгляд, не стоит думать, что обиходные песнопения чем-то уступают в своей значимости в сравнении с авторскими. Те, кто говорят, что обиход – это для дилетантов, а профессионалы достойны высшего, очень сильно ошибаются, не зная сути православия. Во-первых, обиход очень широк и люди, которые принижают его, просто видимо не знакомы с его полным репертуаром, с теми же подобнами, к примеру. Именно обиходные песнопения идеально созданы для молитвы. Поэтому никак нельзя судить о качестве и уровне хора по репертуару, который он поёт.

С недавнего времени у прот. Николая появился ещё один приход, в городе Хайдельберг (часа 2-3 езды от Франкфурта). Он образовался также активной группой прихожан. У нас всё есть, дайте нам только священника, – обращались люди. У них не стояла даже проблема хора.

Но как же священнику совмещать две воскресных службы одновременно? Пришлось урезать некоторые вечерние службы по субботам у франкфуртского прихода и совершать в эти дни богослужения в Хайдельберге. Так, у жителей Хайдельберга появилась возможность бывать в храме, но только один раз в две недели. Но они и этому очень рады. Певчие из Хайдельберга приезжают помочь батюшке во Франкфурт в период «летних кризисов».



Если Вы вдруг окажитесь в Германии, не думайте, что Ваше общение с Богом в лоне Церкви потеряно и можно ограничится лишь посещением католических соборов. Вы вполне можете пойти на литургию в православный приход Московского патриархата.

А если вы еще и певчий, то сможете внести и свою лепту в служении на клиросе людям и Господу. Может быть, окажется, что именно в этот день на службе некому петь и Господь посылает послужить Вас.

Соборная молитва по соглашению "Доброуст". Поссорились с регентом/настоятелем? Помирим!