Подобен
Про систему осмогласия (пения на 8 различных церковных напевов – гласов) знает каждый, даже самый начинающий певчий. Также известно, что каждый из 8-ми гласов может иметь различные варианты напевов для исполнения стихир, тропарей и ирмосов.

А если певчий пришел на клирос, не зная гласовых напевов, ему обязательно придется с ними познакомиться – регент, наверняка, даст такому певчему соответствующие пособия для изучения, либо отправит на певческие курсы. И последнее будет даже лучше, потому что на курсах новоиспеченный церковный певчий обязательно узнает не только про гласовые напевы, но и про подобны, которым и посвящается данная статья.

На реальном же клиросе редкой будет ситуация, когда регент поставит условие певчему помимо гласов, выучить ещё и подобны. Может быть, некоторые читающие сейчас тоже задают себе вопрос: «а что такое подобны?».

Я хорошо помню, когда я только начинала петь на клиросе и гласы уже знала, то как-то я спросила про один из напевов, на который мы часто на литургии пели «Достойно есть». Мне ответили, что «это на подобен 2-го гласа». Я тогда не поняла, что за подобен, какой подобен, а мне лишь показали на ноты того самого подобна, на мелодию которого пели «Достойно есть». А что такое подобен и с чем его едят мне было совершенно не понятно.
Лишь позже удалось в полной мере познакомиться с таинственными подобнами, и случилось это именно на певческих курсах.

Так что же такое подобен?

Подобен (греч. προσόμοια – очень сходное, весьма похожее) – богослужебное песнопение, мелодия и метрика которой подобны другой богослужебной песни. Хочется в это определение ещё добавить, что подобен может быть также похож на определенный глас. То есть у каждого из 8-ми гласов помимо самих гласовых мелодий существуют ещё дополнительные мелодии (самоподобны).

Другая богослужебная песня, на которую похож подобен, носит название «самоподобен», потому что она была написана изначально, а все остальные тексты, которые поются на её напев, должны быть подобны ей.

Самоподобен (греч. αύτόμελον) – богослужебное песнопение, имеющее свою собственную метрику и мелодию и выступающее образцом для других. В каком-то смысле, самоподобен - это народно-авторское произведение, сочиненная и ставшая очень популярной и удобной для исполнения простая и хорошо украшающая службу мелодия {Пример - мелодия на "Радуйся, живоносный кресте"}. Популярность мелодии самоподобна как раз и творит "подобны" - переложения других текстов на полюбившийся мотив.

Логичен вопрос, в каких же случаях нужно петь стихиру на обычный гласовый напев и в каких на особый (подобен)? На это нам указывают богослужебные книги (Октоих, Минея, Триодь).

Чтобы не запутаться, рассмотрим на примере. Перед воскресными стихирами Октоиха 1-го гласа на великой вечерни есть указание лишь на глас 1-й: «стихиры воскресны осмогласника, глас 1». Посмотрим службу святому в Минее, например, целителю Пантелеимону. Перед стихирами на «Господи воззвах» есть указание на глас 4 и далее «подобен: Званный свыше».

Тем самым Минея указывает, что стихиры великомученику поются подобно, как составлен мелодически и метрически самоподобен «Званный свыше». Или пролистаем данную службу до стихир «на Хвалитех» – там также есть указание на глас 8 и пение стихир подобно мелодии самоподобна «О, преславного чудесе!».

Либо возьмем будничный Октоих, глас 2 четверг. На «Господи воззвах» видим снова указание на глас 2 и подобен «Егда от древа Тя». Пролистнём первые три стихиры и перед следующими видим указание (в случае отсутствия стихир Минеи), что они поются на «глас и подобен тот же». То есть не только глас такой же, но и подобен. Тем самым сами богослужебные книги как бы идентифицируют в плане значимости гласовые напевы и напевы подобнов. Они не делают различий, что гласы должны петь обязательно, а подобны как хотите. Они дают достаточно императивные указания, как в отношении гласов, так и подобнов.

Так почему же на практике мы позволяем себе отсупать от этих указаний? Почему мы будем считать ошибкой спеть глас 5-й вместо указанного 8-го и не будем считать таковой, спеть глас 1-й вместо гласа 1-го подобна «Небесных чинов»?

{От Дмитрия Сиверс. Позволю себе небольшую ремарку и отвечу на данный вопрос. Подобны как явление были рождены дореволюционной церковью в условиях музыкально-нотной неграмотности сельских певчих. Для них подобны, самоподобны, и прочие певческие элементы были способом выучить на всю жизнь набор популярных мелодий, чтобы потом ими украшать службу. Да и чтобы петь подобным образом, в церкви нужно буквально жить. И так когда-то было. Церковь до революции не была отделена от государства и церковное "певчество" был вполне приемлемой работой, на которой можно было бы прожить до глубокой старости. Собственно, мозги певчего только гласами/подобнами и были заняты.

Сейчас ситуация такова, что люди в хоре в основном совместители. Наш мозг забит системой образования, жутким потоком информации из интернета, и целой тонной самых разных впечатлений. И если даже хорошо, чисто, с хорошей разбивкой и нормальной дикцией не поются даже обычные гласы, трудно ожидать, что регенты будут еще дальше усложнять задачу и создавать коллизии "просто глас" и "глас на подобен". Попытки, наверное, предпринимаются, но что-то мне подсказывает, что в сложившихся условиях преизобилия нот, сложных септаккордов, Пономаревых, Лапаевых, и прочих уважаемых господ добавление еще и гласов на подобны вызовет перезагрузку реактора и мощный взрыв, который разнесет и клирос и пару близлежащих кварталов. }


Безусловно, нужно учесть ещё некоторый момент. Напевов подобнов гораздо больше, чем гласов. У каждого гласа их может быть несчётное количество. Изначальные мелодии (самоподобны) некоторых из них даже найти будет затруднительно.


Может быть, для этого нужно ездить по далеким монастырям, сохранившим еще традиции пения на подобны и искать там. И то не факт, что нам на блюдечке с голубой каёмочкой принесут ноты нужного напева. Придётся ещё попотеть и на слух самому запомнить или записать на ноты. Кстати, ведь самые известные мелодии подобнов именно так и сохранились и дошли до нас. Это был чей-то труд. И что же теперь, мы не ценим этот труд и пренебрегаем им?

{От Дмитрия Сиверс. Мне кажется, лучшим выходом в подобной ситуации было бы создание хорошего мощного сборника с "подобными". Эдакой энциклопедии. Что-то мне подсказывает, что на деревенских клиросах подобны и самоподобны могли бы стать незаменимым помощником на службе}

Петь абсолютно всегда на все подобны согласно указаниям богослужебных книг действительно может стать затруднительным. Но было бы неплохо выучить и петь на самые распространенные из них. Таковыми являются следующие:

Глас 1:
«Небесных чинов»
«О, дивное чудо!»

Глас 2:
«Егда от древа»
«Доме Еврафов»

Глас 4:
«Дал еси знамение»
«Званный свыше»
«Яко добля»

Глас 5:
«Радуйся Живоносный Кресте»

Глас 6:
«Все отложивше»
«Тридневен воскресл еси»

Глас 8:
«О, преславного чудесе»

Гласы 3-й и 7-й, как одни из самых редких, не имеют особо распространенных напевов подобнов.

Некоторые из мелодий подобнов имеют сложную структуру и на них трудно спеть текст без нот. Это такие, как «О, дивное чудо!», «Званный свыше», «Яко добля». Для их пения придётся больше поработать, найти необходимую стихиру в нотном варианте или набрать самим.
Но мелодии всех остальных указанных выше подобнов достаточно просты и легко поются на тексты стихир, так же как и гласы, не требуя для себя обязательного нотного набора. Петь такие мелодии для средней квалификации церковного певчего не должно составить особого труда.

Скажу больше, их петь даже часто легче, чем гласы, поскольку стихиры, которые на них исполняются, уже изначально задуманы для пения на такие мелодии и составлены так, что их удобно петь на эти мелодии. Например, самоподобен 8-го гласа «О преславного чудесе» содержит в себе 9 строк/мелодий: из них 1-я и 2-й повторяются в начале стихиры, затем следуют 3-я и 4-я, снова 1-я, 2-я и заключительная 5-я.

«О, преславнаго чудесе, / живоносный сад, / Крест пресвятый / на высоту возносимь является днесь. / Славословят вси концы земнии, / устрашаются демонския полки. / О, каковый дар земным даровася! / Имже, Христе, спаси души наша, // яко Eдин Благоутробен».

Всего 9 строк. По такому принципу должна быть спета каждая стихира на данный самоподобен.

Вернемся к стихирам влмч. Пантелиимону на «Хвалитех». К сожалению, и такое часто встречается, разделены стихиры в Минее неправильно, лишь на 8 строк, так петь будет неудобно. Здесь регенту придётся или заранее проверить разделение и исправить либо быстро реагировать своими ловкими ручками в процессе пения. Неправильность разделения стихир является лишним показателем нашего незнания подобнов, даже самых распространенных.

Так почему же редко можно услышать в храмах прекрасные мелодии хотя бы самых известных подобнов?

Отчасти ответ на этот вопрос, как мне кажется, заключается в элементарной человеческой немощи (если мягко), и лености (если грубо). Если восемь гласов певчии выучить ещё в состоянии, то учить дополнительные мелодии этих гласов требует дополнительной затраты сил и времени.

{От Дмитрия Сиверс. Кстати, в нашем храме есть традиция на двунадесятые праздники петь стихиры именно через подобны, то есть, все строго по указаниям служебника. Так поют в Лавре и священство, прошедшее там обучение, начинает буквально млеть от восторга. В воздухе начинает витать тот самый монастырский дух.}

Регенты часто тоже на этом не настаивают и осведомившись у певчих, знают ли они подобны, скорее всего, просто при отрицательном ответе не будут заставлять учить их, и пение ограничится только пением на обычные гласовые мелодии. Причина, правда, может и заключаться в личной незаинтересованности регента петь на подобны.

{От Дмитрия Сиверс. Иногда священство требует службу "побыстрее". Такое тоже видел. Мол, "пойте динамичнее". Даже истовое священство часто просит петь службу компактно, вписав Всенощное бдение в 2,5 часа. А пение гласов на подобны несколько удлиняет}

Но чем указания того же Октоиха о пении конкретной стихиры на, допустим, глас 2 отличается от указания пения иной стихиры на глас 2, подобной «Егда от древа»? Октоих указывает, эти стихиры пойте на глас 2, а эти нужно выделить особым напевом того же гласа, чтобы подчеркнуть музыкально значимость текста, привлечь особое внимание молящихся к прославляемому святому/событию.

Ведь не спеть на подобен вопреки указаниям Октоиха – это по сути тоже самое, что спеть глас 7-й вместо гласа 3-го, если указан глас 3-й.

Я не призываю регентов быть жёсткими и заставлять учить подобны во что бы то ни стало под угрозой изнгания с клироса. Я призываю лишь пытаться привить певчим любовь к подобнам, объяснить, что это необходимо также как и гласовые песнопения (ведь с этим певчие спорить не будут). А главное, объяснить почему. Здесь снова встает вопрос о необходимости воцерковления певчих, они должны душой понимать, что они поют.

Ситуации разные бывают. Есть храмы (сельские, например), где и гласы-то с трудом выучить могут, поскольку певчих как таковых нет, и их функции выполняют более менее подходящие на эту роль бабушки.Речь идет больше о хорах, состоящих из профессиональных певчих (не обязательно с образованием) – людей, способных и поддающихся обучению.

Ведь наверняка Вы, уважаемые регенты и певчие, посвящаете много времени на спевках, чтобы выучить некое авторское песнопение и тем самым внести разнообразие в службу. Почему же часть этого времени не посвятить основам, и не выучить мелодии подобнов. Это способно внести не меньше разнообразия.

Хочется обратить внимание, что часто очень много времени уделяют музыкальности и разнообразности неизменяемых песнопений (те, которые повторяются из службы в службу). Пение на подобны же относится в большей степени к стихирам, то есть к изменяемым песнопениям. Представьте, Вы поете стихиры святому, и стихиры эти могут быть еще раз спеты, может быть, только через год.

Как же их не выделить музыкально?

Почему не сделать акцент на тексте, оформив его в особую музыкальную обложку?

{От Дмитрия Сиверс. Абсолютно верное замечание, кстати говоря. На месте святого я был бы благодарен за труд.}

Но не просто в музыкальную обложку по собственному усмотрению, а как на это указывают древнейшие церковные тексты. Таким оформлением Вы привлечете внимание молящихся к празднуемому событию. «103 псалом», «Блажен муж», «Свете тихий» люди слышат каждую воскресную всенощную, а вот текст стихиры, в которой прославляется празднуемый в данный конкретный день святой, на следующей службе уже не прозвучит.

Зачем же тогда, вместо того, чтобы музыкально приукрасить стихиру, мы наоборот словно спешим быстрее пропеть "стихирки", а весь свой талант вложить в следующее за ними неизменяемое песнопение, выставив напоказ наши исполнительские способности, спев, к примеру, «Великое славословие» Архангельского.

Какая цель преследуется в данном случае?

{Смещение акцентов с текстов на муз. часть, забыв о том, что главное в службе - тексты. Мне так кажется. Многим музыкальным, но духовно не подошедшим к идее молитвы на клиросе регентам подобны могут казаться слишком простыми, слишком обиходными. Не дай Боже, настоятель подумает, что мы поем обиход. Ни Боже мой! "Ща запилим Архангельского"}

Не наша ли гордость и тщеславие заставляют нас так поступать? Мы хотим показать себя, вот слушайте и восторгайтесь, какие сложные песнопение мы можем петь. А при исполнении на подобны, конечно, наши личные способности будут скрыты, мелодия же простая, что там петь.

{Именно так}

Но мы ведь не концерт поём, наша цель слиться в едином пении для молитвы и петь «единым сердцем и едиными усты», а не выставлять напоказ исполнительские способности каждого отдельного певчего на своей партии.


Только не подумайте, что я против авторских песнопений. Нет и нет. Просто необходимо находить нужный баланс и того и другого и не загонять незаметные стихирки в дальний угол, а наоборот выделять их тексты, применяя свой музыкальный талант. Если мелодии подобнов настолько просты, то Вам не составит большого труда их выучить.

Господь благословит Ваш труд!

Соборная молитва по соглашению "Доброуст". Поссорились с регентом/настоятелем? Помирим!