Любой мало-мальски опытный регент знает, сколь важным был и будет грамотный подбор репертуара для службы. Не угадал с выбором, ошибся – получи провал в Богослужении.

Замахнулся на слишком сложное или взял самое простое – не удивляйся скучному звуку у певчих или косому взгляду из алтаря. Ты – регент, только одному тебе ведомо, сколько часов приходится просидеть над «домашней работой» прежде, чем принести ноты на спевку.

Но есть особая категория церковных произведений, я называю их «красота в простоте».


Такие произведения звучат сразу, они ненавязчиво украшают Богослужение, добавляют нотку пряности, но не бывают приторными. Я ценю такие творения! А автору, способному создать подобное, по-регентски благодарна. Знакомьтесь!


Константин Туев

Когда музыка цепляет, то невольно хочется узнать, кем был ее создатель. Спасибо «Google», информации немного и она по-административному скупа, но, все же, есть.



Константин Туев родился 14 мая 1974 года в г. Кемерово. Сначала Костя учился на фортепианном отделении ДМШ № 1, затем поступил на отделение «теория музыки» Кемеровского музыкального училища, которое успешно закончил в 1993 году. В этом же году поступил в Красноярский институт искусств (ныне – академия музыки и театра) на специальность «музыковедение».

Двумя годами позже он перевелся на отделение композиции в класс Олега Леонидовича Проститова (ныне – профессор, засл. деятель искусств РФ). Получив диплом композитора, Константин Туев некоторое время оставался в Красноярске, работая артистом хора в Камерном хоре под управлением В. Рязанова и певчим в хоре Свято-Троицкого храма (регент В. Пономарев).

Одновременно в работой в хоре, К. Туев являлся солистом Вокального ансамбля Красноярской филармонии. Вполне закономерно, что основные сочинения молодого композитора представляли в основном хоровую музыку (духовную и светскую), а также Константин делал аранжировки для вокального ансамбля.

В 2001 году Константин Туев вернулся в родной город Кемерово, где основным его занятием стала работа в Губернаторском Камерном хоре Кузбасса, преподавание в Кемеровской академии культуры и искусств, а также исполнительская деятельность с собственным хоровым ансамблем в Свято-Троицком храме г. Кемерово.





Такое годится для студенческой аннотации к произведению, но мало говорит о личности, о музыканте, о творце. Меня же интересует, почему человек с серьезным профессиональным музыкальным образованием начал писать музыку для храма, что стало его «дорогой в Дамаск»?

- Константин Викторович, я перечитала вашу биографию. У вас классическое музыкальное образование, но нам больше будет интересно все, что связанно с церковным пением и клиросом. Скажите, как вы попали в церковный хор?

- Случайно, как и многие. Но это как раз тот случай, который во многом определил мою дальнейшую творческо-музыкальную жизнь. Дело было в июле 1993 года в Красноярске на вступительных экзаменах в Красноярский государственный институт искусств.

На консультации по сольфеджио на меня обратил внимание молодой педагог ВУЗа - Владимир Пономарев. Он сыграет аккорд - я его называю, цепочку, последовательность - тоже. Он заинтересовался мной, мы познакомились, и он практически сразу предложил попеть в небольшой красноярской церкви - у него уехал в отпуск его основной певчий.

А я на тот момент в церковь-то ни разу и не заходил, некрещеным был. В общем, так получилось, что сначала я попробовал там попеть с листа, как умею, а на следующий день уже крестился.

Моим крестным отцом, а позже учителем и другом на всю жизнь стал замечательный красноярский композитор, регент хора Святой Троицы г. Красноярска, преподаватель Красноярского институту искусств Владимир Валентинович Пономарёв. Вместе с Владимиром Валентиновичем мы пропели 7 лет. Сначала я учился в институте заочно, позже перевелся на очное отделение. Это было с 1993 по 2000 год. С той оговоркой, что первые два года я пел только тогда, когда приезжал на сессии.


- С какими трудностями вам пришлось столкнуться на клиросе, как новичку?

- О, с большими! У меня были, скажем так, хорошие данные по чтению с листа, некоторый хоровой опыт, хотя и небольшой. Но тут оказалось, что я совершенно никуда не попадаю и ничего не успеваю!

Так вышло, что мне предложено было держать теноровую партию, и держать ее приходилось одному, поскольку это был квартет небольшой церквушки на окраине города. А тут ещё куча незнакомого текста, слов. Пение без нот по текстам казалось какой-то невыполнимой задачей! Правда, регент меня и всех нас, как потом оказалось, молодых студентов, берёг - и всё время ставил ноты!! У него ВСЁ было записано в нотах - даже обиходное "Господи, помилуй" - на одной ноте!, "Царю небесный", "Отче наш" и другие самые обиходные тексты. Клирос, гласы - это было уже потом...

Чуть позже, когда я уже стал очно учиться в красноярском институте, я попал на клирос в Троицкий храм, куда ходил петь и регентовать и В. Пономарёв. Вот там пришлось столкнуться и с гласовым пением и с чтением. Было трудно, но интересно. Это увлекало и просто нравилось!


- По себе знаю, что большинство студентов, впервые попавшие в церковный хор, могут уйти в первый месяц, потому что не в состоянии разобраться в порядке богослужения и в принципах церковного пения. Что вам помогало справляться и не опускать руки?

- Да, тут может помочь, пожалуй, только личный интерес, а ещё - терпение и доверие регента. Пономарёв сам жил этим; он свой большой интерес к церковному пению сумел зажечь и во мне. Он вообще много "возился" со мной, увлекал интересными нотами, музыкой, стихами...

Мы много общались и за пределами стен института, а ещё чуть позже он создал вокальный квартет красноярской филармонии - где мне под его руководством довелось попеть несколько лет. Его церковно-музыкальная деятельность была настолько интенсивна, настолько много и плодотворно в этой сфере он сам сочинял, что как-то само собой захотелось "тоже попробовать". Вскоре у меня родилась целая Литургия! До сих пор где-то валяется на полках - настолько многое там было как-то небогослужебно и концертно...


- Помните ваше первое произведение, написанное в жанре церковной музыки? Кто и где его исполнил первые?

- Помню. Это был набросок Херувимской. Я показал его Пономареву, ожидая одобрения, как это бывало, когда я показывал ему свои светские хоры. Но к моему разочарованию он сказал: "Знаешь, у тебя ещё слишком маленький церковно-певческий опыт. Попой ещё, посмотри ноты. Это не просто должны быть сочинения, это особая ответственность - сочинять на канонические богослужебные тексты.

А исполнено впервые было "Достойно есть" - из этой же Литургии. Так получилось, что это сочинение в результате оказалось самым известным моим церковным сочинением, и самым исполняемым. Исполнил его - вокальный квартет п/у В. Пономарёва. Кстати, теноровую партию там поёт он, а басовую - я.

Кстати, в Красноярске тех лет многие молодые авторы сочиняли под влиянием Пономарёва. Кто-то пел вместе с ним, а кого-то он просто просил попробовать. Так родились некоторые не только мои сочинения, но и сочинения Сергей Пучинина, Евгения Чихачёва, Сергей Анисимова, Артура Михеля и других. Чуть позже они вошли в начатую Пономарёвым серию нотных сборников под названием "Церковные песнопения сибирских композиторов".


- А вы помните самое яркое фестивальное событие, на котором звучало ваше произведение?

- «Достойно есть» - и правда звучало на многих фестивалях и конкурсах. Его пели многие коллективы. А самое яркое исполнение оказалось и самым волнительным! Это когда мне самому уже довелось спеть его нашим клиросным квартетом Троицкого храма г. Кемерово на фестивале в Новокузнецке. Пришлось и петь, и регентовать, и за других отвечать.)) Потому и запомнилось. Кстати, на просторах интернета есть это видео.


- Мне знакома серия сборников "Церковные песнопения сибирских композиторов", по моему мнению, это очень достойный труд, который представляет не только практическую, но и немалую музыковедческую ценность. Поделитесь, где вы искали ноты для этих сборников?

- Сначала В. Пономарёв, а позже и я искали в своих городах - то, что было достойным издания в Красноярске и Кемерово. В Красноярске было много материалов - там ведь в свое время жил и работал П. И. Иванов-Радкевич, как недавно выяснилось, бывал там и Ф. Мясников, многие ноты просто попадали в Красноярск - потому, что он был старинным городом, большим культурным центром. Кемерово в этом плане город молодой, "советский", на весь город - один храм (до 90-х годов прошлого века), поэтому материала была немного.

Когда мне пришлось собирать материалы для сборника № 3, я отправился в Томск, тоже старейший сибирский город, и уже там находил кое-какие ноты, узнавал сведения о предшествующих поколениях церковных композиторов, регентов. В Томске пришлось обойти храмы, городской архив, областную библиотеку - в общем, все места, где что-то можно было бы найти.


- Вы, наверное, чувствовали себя почти археологом, отыскивающим потерянные сокровища?

- Да-да! Было такое ощущение в момент сборов материалов к третьему сборнику, в 2002 году! И ведь есть до сих пор "молчащая музыка"... В начале 20 века в Тоске жил и работал крупный композитор тех лет - Андрей Анохин, музыковед, фольклорист, который был еще и регентом церковного хора, и, что естественно, писал церковные песнопения. Но где они?.. Результат поисков - одна страничка - начало стихиры свт. Иннокентию Иркутскому...


- Вы планируете продолжать подобную деятельность?

- Хорошо бы. При случае. Но сейчас образовался свой жизненно-рабочий замкнутый круг, так что пока - не до исследований...


- Я внимательно прочитала Ваше предисловие к третьему выпуску Сборника. Очень увлекательно. Вы там затронули интересную тему проблемы современного клироса. Современный клирос, конечно, отличается от клироса 80-90 гг. прошлого века, теперь нет таких трудностей с нотами, наконец-то в храм пришли музыканты-профессионалы. Но все-таки сложности на клиросе есть и будут. Что нужно изменить? Как преобразовать клирос? Что внести, а что убрать?

- Ох, вопрос! Знаете, церковная жизнь не стоит на месте, строятся новые храмы, работают семинарии, появляются новые грамотные специалисты - певчие, псаломщики - всё это не может не радовать! Средний уровень растёт... И всё же - хотелось бы большей грамотности. Во всём. И большей воцерковлённости певчих.

Знаете, в советские и постсоветские времена было такое устойчивое разделение на концертный церковный хор и на бабулькин клирос - одни поют стройно, но зачастую не молитвенно; другие молитвенно, но нестройно. Сейчас хотелось бы больше профессионалов, которые могли бы в себе совмещать бабулькину книжную и уставную грамотность и определенный уровень профессионального музыканта.

Все основания для этого есть, нужно только продолжать работать. Тогда быстрее произойдет сближение двух этих полярных, как казалось, стилей. Грамотный воцерковленный клирос, где любой певчий хорошо ориентируется и в нотах и в книгах - вот нынешняя задача, как мне кажется. То же, должно происходить и с авторской церковной музыкой. Она в принципе не должна быть только "концертной", как не должна быть и примитивно-банальной.



- С кем из известных современных церковных композиторов вам довелось встретиться лично и пообщаться? А с кем бы хотели встреться, если бы выпал такой случай?

- Мне доводилось встречаться с выдающимся современным деятелем наших дней - Евгением Кустовским. Горжусь тем, что мне посчастливилось стать участником двух его регентских семинаров ещё в начале 2000-х годов. Деятельность его курсов, его направление мне оказалось очень близким. А ещё там же, на регентском семинаре я познакомился с Владимиром Ковальджи; чуть позже мы уже встречались в Москве на его радиостанции, где записали две передачи-беседы со мной о современных сибирских церковных авторах. А мечта - это, конечно, матушка Иулиания и её хор...


- Расскажите о своем клиросном хоре? С кем вы поете? Часто ли вы исполняете свои произведения в своем храме?

- Наш хор и хором-то назвать, строго говоря, нельзя: менее 12 человек по Чеснокову не являются хором.)) Это небольшой ансамбль из 4-10 певчих, который поет на богослужениях в Свято-Троицком храме нашего города Кемерово. Я возглавляю этот коллектив уже 14 лет. Наша особенность в том, что в нашем храме богослужения совершаются ежедневно. А, следовательно, основной костяк состава ежедневно видится, и слышится - спевается.

Может, поэтому, когда нас, бывает, за что-то хвалят - это и является причиной, наша постоянная занятость и некоторая спетость. В составе - практически все кемеровчане с хорошим музыкальным образованием. Некоторые из нас поют в главном концертном коллективе области и города - губернаторском камерном хоре Кузбасса, остальные - что-то преподают в школах, в музыкальном училище...


- Вы счастливый человек, это видно по вашим фотографиям! Большое спасибо за интервью. Получилось, правда, здорово! В конце можно вам задать маленький блиц-опрос?
- Ваш любимый вид отдыха?


- Дом, диван, книжка. (А так хотелось написать: море, дайвинг, виндсёрфинг)))


- Последняя книга, которую вы прочитали?

- Прямо сегодня дочитываю - "С Божьей помощью и вразумлением" - книга памяти первого кемеровского архиерея - владыки Софрония. А ещё "Девяносто третий год" Гюго.


- Город, который вам бы хотелось посетить.

- Барселона, и, пожалуй, Казань, Киев, Самара. И еще много-много раз - Москву!


- Поступок, которым вы по-настоящему гордитесь?

- В 37 лет, 5 лет назад я впервые сел за руль.)) Мне это до сих пор кажется чем-то нереальным, однако же, вот! Езжу сам по области со своим концертным квартетом служить архиерейские службы...


- Что мешает людям быть счастливыми?

- Зацикленность на себе!


Интервью с Константином Викторовичем походит к концу. От общения с талантливым человеком остается легкое приятное послевкусие, как от кружки горячего вкусного дорогого чая. Мысленно желаю ему творческих успехов, и еще, чтобы ему все-таки довелось побывать в тех прекрасных городах и услышать, как там звучит его музыка.

Интервью специально для сайта «Про Клирос» подготовила Ерохно Наталья, регент храма Святой благоверной царицы Тамары, г. Харьков

Соборная молитва по соглашению "Доброуст". Поссорились с регентом/настоятелем? Помирим!