Одно из актуальных обвинений атеистов в сторону верующих "вы вечно ссоритесь". Правда это? Отчасти да. Если уж дело дошло до разборок благочестивых людей, рубится не только лес. Рубятся сердца, калечатся души, слезы текут рекой, теряется вера, разочаровываешься в людях, замыкаешься в себе. Многие из певчих сталкивались с этим, и что болезненнее всего - в храме. Можно встретить неприятие священника, или регента и отдельного певчего, а иногда дело доходит до массовых ссор внутри прихода. И тогда кто-то покидает церковь.

У меня сегодня нет цели дать читателям верные установки - "давайте жить дружно". Я хочу понять причины ссор тех, для кого слова Христа, Евангельские истины не пустой звук, у кого вся стена в "благочестивых высказываниях" и репостах. Казалось бы, истины мы знаем, и... что-то щелкает, и кровь льется рекой.

Враг ссорит? Ну, не без этого, конечно. Подогревает, влияет на эмоции, на химию организма. Это реальность. Мы - химические, биологические существа и живем не голыми идеями, они пропускаются через весь организм и все его чувства. Переел вчера острого - сегодня будешь раздражительнее обычного. Воинов в древней Руси кормили соленым и давали пить подсоленную воду, чтобы они были злее в битве. А мы чего только не едим. И если у человека больной ЖКТ, он будет перманентно раздражителен... Считая себя при этом "последним человеком и грешником", хотя речь идет о комплексе заболеваний.

Но главное - не это.

Каждый из нас постоянно и подсознательно голосует сердцем, делает духовный вклад в духовный банк. Религия - это важная тема, затрагивающая фундаментальные основы смысла жизни. А значит, ответ на извечные вопросы "как обрести вечную радость и вечную жизнь" - будут нас волновать очень сильно. На кону - слишком многое.

Перед нами - огромный калейдоскоп из Евангельских цитат, высказывания Святых отцов, авторитетные тексты, написанные святыми, мнения авторитетных священников. И все это - огромный банк личных мнений разных людей. Мы понимаем, что интеллекта не хватит прочитать все. И уж тем более согласиться со всем невозможно, ибо и святые противоречили друг другу. В элементарном, типа "полезен ли смех"? Оно хоть и элементарное и простое, но при выборе одного ответа мы получим пуританское (внутренне напряженное) общество, а при перегибе другого - культуру Шарли.

И потому мы ходим с некой такой духовной корзиной, складывая туда мысли и цитаты. Те, что близки нам. И вдруг возле кассы обнаруживается, что у соседа состав "духовно-продуктовой корзины" несколько иной. Кому-то ближе оказался Амвросий Оптинский (балагур и весельчак), а кому-то Кирилл Александрийский или Иосиф Волоцкий, выступавший за смертную казнь еретикам. Две разные корзины, но кто прав? И почему так больно?

Больно потому, что за "товар" мы платим монетой сердца.

Если тебе близки цитаты Ефрема Сирина, что смех вреден и ты мысленно с этим согласился, не так то просто будет согласиться с тем, что сосед затратил вдвое больше "сердечных монет" на цитату Серафима Саровского "Веселье вовсе не грех матушка. Веселье уныние прогоняет а хуже его - нет. Иной раз певчие на клиросе унывают, так что и пение не клеится, я и веселю их". Серафим Саровский, который 12 раз видел Богородицу, в том числе и вживую (не во сне), говорил о пользе веселья (как Серафим веселил певчих? Рассказывал забавные истории).

Каждое несогласие с духовным мнением, принятым нами к сердцу, мы будем ощущать, как будто порицается сама наша душа, как будто удар идет в самый центр этой души, туда, где живут все надежды на лучший мир, на мир без боли и в вечной радости со Христом. И вдруг собеседник говорит тебе, что "твой товар не пропустит охрана"? Сердце взорвется кровью.

Да, все религиозное мы принимаем близко к сердцу. И потому трудно удержаться от религиозного спора. А еще есть опасность попасть в зависимость к старцам и "младостарцам".

Довольно быстро каждый из нас понимает - материалов на духовную тему гора. Противоречий в этой горе - еще одна гора. И что делать? Вот вылез пару раз со своим мнением или цитатой, а тебе по башке более сильной цитатой. Обидели, окровавили, заткнули... Может прийти в голову мысль "видимо, мой духовный вкус какой-то неточный", раз я вечно попадаю впросак со своими цитатами и выбранным курсом. А значит, доверять себе в духовных вопросах не могу. Эврика! Пусть за меня это делает старец, а я просто буду ему подчиняться, не рассуждая. Тогда и выбирать не придется, я просто буду слушать одного человека.

Для мирянина этот подход может быть опасен втройне. "Нет старцев, есть старики" - говорил Иоанн Крестьянкин. Для любого мужчины преклонение женщины, ее склоняющийся внимающий взгляд - огромное, колоссальное искушение властью. Дома с матушкой ты обычный, дома на тебе нет мистического флера.

И вдруг - некто женского пола преклонился, увидел в тебе космические грани, увидел тайну в твоем облике. И готов слушать и внимать. Трудно избежать искушения воспользоваться этим и регулировать каждую сторону твоей жизни. Интернет полон страшными историями, как такие "старцы" разрушают семьи ("как вы не венчаны? Бросай его или венчайся? Не хочет венчатся? Бросай его, Бог такой брак не благословит"). Итого мы теряем и веру в людей и веру в цитаты.

На клиросе тоже случаются такие трагедии, ибо клирос непосредственно связан с духовным деланием - молитвой. Клирошан, которые живут духовными интересами - предостаточно. И у клирошанина, в отличие от прихожанина, есть зависимость от родного прихода. Ему не так то просто сменить храм. Его везде знают (в средних по размеру городах уж точно). Затеряться не получится и потому приходится уходить вообще - в себя, в депрессию, в безверие.

Казалось бы, ответа нет. Но у нас есть интересная книга, которая светит в нужном направлении. Она называется "Повесть о жизни. Монахиня Вероника". Книга про барышню Веру, которая была арестована и стала монахиней Вероникой на соловках. Изначально это была правильная во всех отношениях дама. Святые отцы, цитаты. Но встреченный ей старец сказал "Все у вас есть. Одного нет. Любви к людям".

В тяжелых условиях конц. лагеря монахиня Вероника преобразилась. Страдания не сломали, а смирили ее. К концу ее земного пути она ухаживала за проститутками, за злодеями, ее больше не интересовали никакие цитаты, речь стала естественной (без церковно-славянизмов). Все свелось к любви к ближнему.

Любовь к ближнему многолика. Если ближний по доброму смеется и у него хорошее настроение - нужно ли его портить? Настоящая любовь бережна даже к капле чужой радости. Ибо знает, как ее мало на горькой земле. Настоящая любовь не различает врагов и друзей. Не остается у человека врагов. Об этом и Силуан Афонский писал. Это означает и то, что не остается несогласия. Сиюминутная радость ближнего становится выше метафизической правоты. Да, доверие Богу, который сам приведет ближнего к познанию истины.

Наверное, здесь и надо поставить точку в моем риторстве и просто прочитать эту книгу. И попытаться самому для себя выцедить тот рецепт, что превратил надменную, очень умную и безусловно "духовно образованную барышню" в настоящую Христову невесту... Которая больше не спорила на духовные вопросы и любила блудников и пьяниц.

Соборная молитва по соглашению "Доброуст". Поссорились с регентом/настоятелем? Помирим!