Такие настроения посещают каждого певчего. "Не мое. Не хочу петь на клиросе. Попробовал, не хочется". И тут (в зависимости от креативного потенциала человека) формируется целая система обоснований "почему именно я петь не хочу". Многие как за спасительную соломку хватаются за Осипова А.И. Вот, мол, он говорил, что клиросное пение ведет к потере веры. Точно! Я же не хочу потерять веру, не так ли?

Ум радостно цепляется за любую возможность, ведь признать, что я просто не готов терпеть клиросные условия, или мне данная деятельность просто не близка - тяжело и может привести к опасному духовному эффекту, при котором человек поверит, что "он плох, раз не хочет петь Богу". Поэтому не хотящие петь на клиросе не любят позитивных утверждений, что певчих сугубо наградит Господь ("а я вот не люблю петь на клиросе...значит, я в пролете?") Чем меньше человек получает радости от клиросного пения и его это больше тяготит, тем больше он будет стремиться к позиции "это просто работа" и никаких преференций и наград это не дает.
Это похоже на позицию активных атеистов. С точки зрения логики отрицать Бога контрпродуктивно. Ведь раз нет Бога - нет и не будет никогда вселенской справедливости, а жизнь - полностью бессмысленна, а наши близкие уйдут в темноту навсегда.

Но воинствующие атеисты - радуются идее отсутствия Бога. Потому что для многих не приемлемы ограничения, налагаемые верой, но и непереносима мысль, что верующие могут получить от Бога великую награду. "Никакой награды. Вы просто глупые верующие, которые умрут и не получат ничего" - говорят они и эта мысль их греет.

Так и многие певчие. Устали, выдохлись или и не получали никогда особого позитива от пения (допустим, голосок маленький, не поставленный, пение тихое и не особо впечатляющее, лайков и похвал почти и нет, усилий уходит много, а позитивного подкрепления в виде социального одобрения мало). Петь расхотелось. Но вдруг оставить клирос или не любить его - грех? И формируется (часто годами и десятилетиями) система убеждения - "клирос не так уж и спасителен... да прямо скажем, он опасен для души".

Любая победа и поражение происходят сначала в мыслях. И именно в мыслях всегда идет борьба.

И вот что я по этому поводу думаю. Клирос - это одна из самых интересных дорог на небо. Но мы не собираем и не продаем пыль с дорог как сокровище, не так ли? Дорога ценна не своим материалом покрытия и не пейзажем по сторонам. Дорога важна как указатель направления и тем, что она приводит к цели. Сама по себе дорога не самоцель, она лишь средство, вектор движения...

И в этом смысле клирос ценен лишь как способ сказать в итоге небу "Господи, я пел тебе всю жизнь. Иногда осознанно, иногда - нет. Но пел, как мог. Я посвятил жизнь этому служению. Уж как получилось, так получилось, но я хотя бы - старался и пел не блатняк и шансон, а просил Тебя о мире во всем мире и о спасении душ наших. Можно среди этих наших душ будет и моя"?

Клирос мне нравится как дорога на небо просто своей понятностью формулы. Мы устаем, нам тяжело, нам трудно, а мы все равно это делаем, потому что это - ради Бога (100% ради Бога, потому что с такой же охотой петь, скажем, Дунаевского в светском ансамбле лично мне совсем не хочется и в хор оперного театра петь "Травиату" совсем не тянет).

Я правда думаю, что "пение на клиросе", если у певчего получилось пронести горение через всю жизнь и сделать служение осмысленным отличные небесные перспективы. В этом отношении я оптимист. Потому что на клиросе (на момент написания статьи) 12 лет и слегка понимаю, как это трудно именно с моральной точки зрения.

Да, тот, кто не хочет петь на клиросе, будет отрицать сам факт "награждаемости" пения. Разумеется, "награждаемой" и "поощряемой" хочется сделать ту деятельность, которой хочется заниматься. Недаром говорят, что секрет счастья прост - "найдите любимое дело, и добейтесь, чтобы за него хорошо платили". Все так. Ну что тут скажешь... Я предлагаю рассмотреть две мысли.

Первая - не надо завидовать. Хотя бы даже чужой мечте.

Вторая мысль более объемна. Не хотеть петь на клиросе - точно не грех. И потому не надо как то особо обосновывать собственное нежелание на нем петь. Есть разные темпераменты, разные модели восприятия реальности и совершенно точно есть множество дорог на небо. Читать псалтырь по усопшим - точно не хуже... Взять за правило содержать бедную семью - тоже хороший вариант. Способов совершить добро много, было бы желание его совершать...

А еще себя надо изучить. Я не хочу петь на клиросе почему? Только ли потому, что на нем "бездуховные, тщеславные музыканты"? Только ли потому, что "под мой талант на нем нет достойных сопартийцев"? Или это оттого, что не хочется подписываться под коллективным плохим результатом?

Если я не хочу петь на клиросе, потому что голос сильно болит и попросту вредно и больно - это одно. Бог точно не садист и Ему вряд ли нужны результаты, полученные через кровохарканье. Если меня это просто не зацепило (ну не отозвалось сердце на мелодию и гармонию, на слова и заключенный в них смысл) - тоже нет греха в том, чтобы накручивать себя изнутри истерикой, выдаваемой за религиозный жар. Естественность - залог долгой жизни каждого состояния.

Но совсем другое дело, если я себя - просто не знаю и мой внутренний перфекционист (и, в конечном счете - обыкновенная гордыня) не принимают условий певческого служения. А так бывает часто, когда за "вокруг все бездуховные" скрывается самая банальная гордынька творческого человека. Я это знаю, потому что мы с ней познакомились еще в детском саду и с тех пор хорошо знакомы. Временами дружим, временами ставим друг другу ультиматумы. Один из последних "хватит мне говорить, что на клиросе должны быть идеальные духовные люди, в партии стоять идеально поющие люди, а в алтаре добрые пастыри... если все идеально, значит, я кормлю тебя, а не служу ради Бога".

Гордыня соглашается (умная, стерва!), но это чтобы выждать время и снова начать свою подрывную деятельность. Суть которой - требовать от себя и окружающих недостижимого духовного и общечеловеческого идеала. Ведь знает, что тогда она победит. Согласись с ней - и мир станет мрачен. Идеала нет, люди далеки от духовного совершенства, а люди в партии по прежнему "косячат".

И потому так важно принять правду. Певческий труд - не розы, не фанфары. Это каждодневная потеря голоса и уверенное движение к безголосью лет через 20. Это бесправный статус на приходе ("аще изволит настоятель") и частые депрессии, ибо и осень и музыкантская хандра и однообразие тоже вносят свою лепту. Это не много денег, это вообще не деньги, если угодно. Это не мед и патока, это каждодневное погружение "мордой в жизнь".

Но именно таковое соприкосновение с реальностью и есть путь "обыкновенного спасения", ибо по дороге мы идем то мордой в грязь, то подъем и снова дальше... по дороге... куда-то там на небо...

Соборная молитва по соглашению "Доброуст". Поссорились с регентом/настоятелем? Помирим!