Елена Тебенькова
Серафим Саровский помог отслужить...

Пост- это не смирительная рубашка. О мерах послабления лучше посоветоваться со священником, который знает вас и ваши душевные и телесные немощи. Дети, больные и престарелые, которые не могут хранить совершенного поста по Уставу, не лишаются матернего благосердия Церкви, действующей в любвеобильном духе своего Владыки и Господа.

Когда-то в юности я переболела ангиной и у меня случилось осложнение на суставы. Пока пол года лежала в больнице и врачи не могли мне поставить диагноз, болезнь распространилась по всему организму от макушки головы до пальцев ног, наконец-то поставили диагноз - ревматоидный полиартрит.

За все 16 лет, что я болею, ни разу не жила без боли, ни минуты, ни секунды… Мне больно кушать, больно петь на клиросе, больно с приходскими детьми двигаться, всё приходится делать через физическую боль и, конечно, о строгом посте говорить не приходится, просто не ем мяса, в интернет захожу по необходимости, телевизор не смотрю, в гости не хожу и т. д., в этом весь мой пост.

Как-то мне было так плохо, что меня наши прихожанки буквально внесли по ступенькам вверх на клирос, а служба была прп. Серафиму Саровскому, как раз после Рождественского поста. Три часа я пела и читала сидя, превозмогая жуткую боль, но что это была за служба…

Казалось сам святой оставил Дивеево и пришёл помогать, так явно чувствовалось его присутствие и помощь. Мне было и радостно и страшно, радостно от того, что чувствовалось присутствие святости, а страшно от того, что не достойна такой помощи. Но тем не менее служба преподобному Серафиму совершилась!

{От Дмитрия Сиверс. Вообще, хочу сказать, что нет большей радости на клиросе, чем сделать что-то хорошее через силу. Недаром высший чин святости - это мученичество. Это - высшее проявление верности Христу. И когда мы с вами приходим на клирос больные, измученные, уставшие и совершаем маленький подвиг верности - Господь не замедляет отметить наше рвение особой духовной радостью.}

Как-то 4 года назад у меня была ремиссия, появилось улучшение и пол года принимала поменьше таблеток, это время попало на Великий пост и я решила его хоть раз в жизни соблюсти, раз появилась такая возможность.

Поверьте, это было самое счастливое время в моей жизни. Болезнь отступила, страсти поутихли, весь пост чувствовался внутренний покой и чистота, причащалась на всех службах какие были.

Мне так не хотелось расставаться с этим состоянием, но немощное больное тело взяло вверх, моё состояние было подобно Адаму, которого выгнали из Рая. И сейчас, спустя несколько лет, думаю, Господь мне дал эту передышку для того, чтобы узнать и прочувствовать что же такое пост, а пост- это приготовление себя для встречи с Господом с чистым сердцем и желанием служить Ему.

Совпало так совпало!

На улице жара, в храме духота, готовлю вечернюю службу, смотрю, тучки сгущаются, распахнула все окна на клиросе, думаю, успеем, с батюшкой послужим до грозы, ан нет, во время богослужения читаю кафизму и на словах: «И возгреме с небесе Господь, и Вышний даде глас Свой. Низпосла стрелы, и разгна я, и молнии умножи, и смяте я» где-то рядом с храмом сверкнула молния и прогремел мощный гром.

Не знаю, как прихожане, лично я- вздрогнула, уж больно всё как-то реалистично, в первый раз лицом к лицу встречаюсь с таким сочетанием, как природное явление и Слово Божие.

Моя бабушка - уставщик и регент

Моей бабушке р.Б. Марии сегодня празднуем 95 лет, до 91 года работала регентом и уставщиком, а последние 4 года просто поёт на клиросе, в качестве певчей.

Очень хочется с вами поделиться о её нелёгкой жизни.

Ее родители, благочестивые православные люди, имея двенадцать детей, не вступили в колхоз, и Мария приучилась жить своими силами: всю жизнь в храме и рядом с храмом – она уставщик и регент. Никогда не знала имен местных коммунистических секретарей и вождей, но помнит всех Владык и батюшек, с которыми довелось служить рядом.

Говорит, что жизнь свою почти не помнит, но наизусть до сих пор знает все стихиры святых и праздников, для меня она живой ходячий Типикон. Мария родилась в 1920 году в деревне Дуброво, Каменского сельсовета, что сейчас почти рядом с Псковом. Была в концлагере, в Германии.

Рассказывает: вышла замуж за парня с Украины, он в армии в Пскове служил, после свадьбы увез к себе на родину. Год пожили, и война началась, муж погиб на фронте, меня потом в Германию увезли, свекровь вместо своей дочери меня отдала.

Голодали. На завод нас полицейские работать водили строем, обувь сносилась, так в колодках в ихних, деревянных, ходили, на босу ногу зимой. Нас еще и бомбили, мы по нескольку раз за ночь вскакивали, бежали в бункер, я в бункер мало бегала.

Однажды бегу, а бомбы падают вокруг, такие квадратные. Англичане бомбили. Все бараки сгорели, и нас увезли в лес, станки уже в лесу стояли. Фронт продвигался, опять увели глубоко в лес и там оставили, не стали расстреливать.

Мы разбились на группы и пришли в наш военный лагерь, зарегистрировались, война тогда уже кончилась. Мне предложили стать командиром по быту, потом старшиной роты поставили: я серьезной была, потому что много горя пережила.

Приехала домой в Псков, родные в шалашике сидели, в доме чужие поселились, пока через суд не выселили. Опять голодали, перекапывали поля колхозные, ели мерзлую картошку. Раньше все были верующие, в те годы не было неверующих. Я с пятнадцати лет пою в хоре, наш папа нас маленьких возил в храм из Дубровно в Камно: летом на телегу всех посадит и везет в храм, а зимой – на розвальнях.

На молитве дома все стояли с папой, и всю жизнь папа сам в хоре пел, так же и дома, он регентует, а мы все поем, сидя на кровати.

{от Дмитрия Сиверс. Господи, чего же мы лишились...какие же мы в наши дни все-таки нищие...я мечтаю, слезно мечтаю о том духе, который был в те времена...вера была пламенной, все было пронизано духом служения...когда я слышу, что кто-то всю жизнь в хоре пропел, кто-то был благочестивым регентом и умер за Христа, у меня внутри начинается зуд, и хочется немедленно бежать в храм на службу}

Наш храм в Камно закрыли перед войной.

Наш батюшка, протоиерей Александр, остался жив, а ведь сколько священников и топили, и убивали, и вешали, чего только не делали. Он меня на псаломщицу выучил. Вот его советская власть помучила: из дому выгнала, а в доме батюшки школу открыли, сам он жил в сторожке, матушка от горя умерла, двух детей оставила, их он сам вырастил.

По милициям его тягали. Во время войны иконы из храма немцы выбросили, они лежали в лужах, по ним ходили, а батюшка подбирал, с ними и уехал в Польшу на выселки, сохранил иконы. В войну здесь служил другой батюшка, говорят, молился за Гитлера, пока ему в окно камень ночью не бросили, он тогда убрался отсюда.

Наши прихожане потом отцу Александру помогли вернуться в Камно, его любили, он был искренне верующим священником, после войны отец Александр снова стал служить в нашем храме. Денег не было, ремонтов в храме не делали, а зимой книгу было не разлистать, руки коченели, у батюшки чаша к пальцам примерзала, я ему связала рукавички "без пальчиков", чтобы проскомидию можно было делать.

Но все равно служили, и народу много ходило, полный храм. И вечером в пятницу служили, и в субботу, и акафисты, и всем храмом народ пел: "Иисусе, Сыне Божий, помилуй нас!", и "Пресвятая Богородица, спаси нас!"

Теперь народ совсем не такой стал.

{Вот и я о том же...Истовость исчезла. А ведь она важна. Такая вера, она как святой огонь, возжигает сердца...вот только что ты был ни Богу свечка, ни черту кочерга, и вдруг попадаешь в такую среду, к таким людям - и заполыхало ретивое...}

Я советской власти не вредила и работала, чтобы прожить. Закончила в Ленинграде ФЗУ, на слесаря. Работала на заводе, в кочегарке пятнадцать лет кочегаром. Нигде не брали в цех, потому что я из церкви.

Однажды за одну ночь все лицо и руки нарывами покрылись на нервной почве, ходила в церковь, завязавшись, чтобы не было видно, держалась еле живая, чтобы не упасть с аналоя и служила.

Я терпеливая, натерпелась за жизнь всего, и привыкла терпеть, никогда не бюллетенила. Спрашиваю: а почему замуж не вышла второй раз? Смеётся, говорит, что после смерти мужа решила жизнь свою на служение Богу полностью отдать!

Пусть всегда будет Пасха!

Мне вспоминается случай, когда мы повезли наших ребят из Воскресной школы в Болдинский мужской монастырь в Смоленской области и нас определили на послушание в подсобке чистить и резать яблоки, а я смотрю, что практически весь мой детский клиросный хор в сборе, и так мне захотелось петь.

А когда мне хочется петь, то пою всегда «Ангел вопияше» (Пасхальный задостойник), не знаю почему, ну люблю я его, и ничего с собой поделать не могу, хоть ноябрь, хоть апрель без разницы, в душе у меня «Ангел вопияше» Валаамского распева. И вот мы запели, вбегают братия монастыря и один голос: «Что вы, что вы, нельзя петь Пасху в августе месяце, не положено!!!»

ЭЭЭххх,- думаю- да, они правы, это монастырь, а тут мы со своим уставом… И тут вдруг заходит игумен и громким голосом возглашает: «Благословляю петь Пасху!!!»

Урааа,- думаю - нам разрешили петь Пасху в августе месяце, какое счастье!!! Никаких уставов, законов и запретов, Христос Воскресе- Воистину Воскресе! И как запели пасхальные стихиры в несколько голосов, всем в тот день было радостно.

Паломники

К нам сегодня пришли паломники в количестве 27 человек из Санкт-Петербурга, пешком на Царские дни!!! Говорят, вышли в марте и сегодня дошли до нас. Какие они славные, загорелые, лица светятся, в глазах усталости так в них и не увидела. Но не все из Петербурга, кто-то по дороге из разных населённых пунктов присоединился.

Я помню 4 года назад одна женщина из самого Почаева с начала пешком до Петербурга с другим Крестным ходом, а уже с Питера до нас дошла, ещё и листки на украинском языке о царской семьи мне подарила в библиотеку, вот подвижники, не зря же лица у них светятся, надо же, вроде ни о чём не говорили, а на душе светло от них.

Маленькое чудо

Сегодня в библиотеке у меня произошло маленькое чудо. Наш руководитель всех мероприятий и по совместительству фотограф, принёс жёсткий диск для записи на DVD-диски в фонд-архив храма. Объём жёсткого диска 100 Гб, а у меня всего осталось 3 штуки DVD-дисков по 4,7 Гб, денег в приходе нет и в ближайшем будущем не предвидятся.

Что делать?

Сижу и пишу фотографии на последний DVD-диск и ума не приложу: что делать? Заходит незнакомый мужчина и молча достаёт из сумки новую упаковку DVD-дисков количеством в 50 штук, ровно столько, сколько нужно для записи в архив, я аж подпрыгнула от радости и удивления. Надо же как Господь печётся о своих подопечных и знает нужды каждого.

{от Дмитрия Сиверс. У меня была схожая история...У нас в военной части есть небольшая церковь Георгия Победоносца. Мне очень хотелось пожертвовать часть зарплаты на этот храм, и я пошел в бухгалтерию с грустными мыслями, типа, как же я туда деньги то передам...храм в военной части, поездка туда нескоро. И мне на встречу прямо при выходе из бухгалтерии попадается староста этого храма. Она живет в военной части и встретить ее в городе не такое и обычное явление. А тут как раз совпало и желание, и человек навстречу идет. Господь все видит - это так}

Служба важнее...

Лет 13 назад, был у меня такой интересный случай, я тогда работала в лесном хозяйстве и нас- инженеров отправили в село Слобода Туринская. Не помню, какой был летний православный праздник, но я отправилась в храм на службу. Встала рядом с клиросом, чтобы получше слышать и внимать.

На клиросе стояли две бабульки хорошо одетые и статного вида, пели хорошо, спокойно и размеренно, и вдруг на середине богослужения вбегает ошеломлённая женщина, подбегает к одной из них, хватает её за плечи и громко кричит: «У тебя дом горит».

Все присутствующие замерли, а надо было в это время петь Милость мира. И вот эта певчая, повернулась ко всем лицом и с такой уверенностью и верой произнесла: «Я служу Богу и пусть на всё будет Его Святая воля» и запела.

Так она спокойно допела всю службу до конца.

А после богослужения, мы все пошли до её дома, чтобы помочь и как-то утешить. И выяснилось следующее. Оказывается, у неё был дом на два хозяина, в одной половине она- певчая жила, а в другой- пьющие соседи, которые ей всячески досаждали, и один из них заснул пьяный с сигаретой в зубах, вся их соседская половина сгорела, а её половина осталась невредима!

{От Дмитрия Сиверс. Похожий случай был в житии Андрея Юродивого Константинопольского. Его знакомый, благочестивый юноша Епифаний ушел в церковь, и оставил на плите горшок то ли с кашей, то ли каким-то варевом. А в церкви вспомнил, что забыл снять. И его начали мучить помыслы, мол "храм то никуда не денется, а вот дом весь дымом провоняет". Но Епифаний остался и когда вернулся домой, весь дом благоухал, а возле горшка с едой стоял ангел, и добавлял туда какие-то специи...Вот так вот...}

Соборная молитва по соглашению "Доброуст". Поссорились с регентом/настоятелем? Помирим!