Любите ли вы петь в паломнических поездках? Я - очень. И для этой цели я подобрал себе пару-тройку значимых для епархии монастырских событий - крупных крестных ходов с собранием тысяч паломников. Час от города и ты - в любимом монастыре, на территории которого в преддверие праздника кипит работа, накрываются столы и готовится угощение, ведь ожидается большой наплыв богомольцев. Они - едут соборно помолиться и почтить молитвенное событие, пройти 12 километров под знойным июльским солнцем и увенчаться духовной радостью. Ты - приехал попеть на монастырском клиросе.

Петь на клиросе...

Для кого-то это просто слова. Но те, кто "в теме", знают о наполненности этого простого определения космическим смыслом. Те, кто сам поет или служит в алтаре или молится в храме под церковное пение знает - хороший хор как могучие крылья, способен вознести душу к облакам, или растопить сердце, воспламенив в нем горячее покаянное чувство. Хороший церковный хор создает праздник.

Праздник празднику рознь. Корпоративная вечеринка тоже праздник. Но какой вселенской глубиной наполнен праздник церковный, праздник для верующих, праздник, тонкими невидимыми нитями уходящий на небо и имеющий там вечное продолжение. Церковный праздник рядом с земной церковью невидимо празднует Церковь небесная - грозная, святая, вечная и непобедимая.

Захватывает дух от осознания, что прямо сейчас радостные чувства по поводу того или иного церковного события разделяют и небожители. И не просто разделяют. Певчие со стажем знают - небожители время от времени невидимо посещают само пространство того или иного храма, осязаемо и тонко наполняя ощущением пасхального торжества, жизни, ликования. Это момент высшей солидарности земли и неба. Ведь мы радуемся по одному поводу.

Наверное, потому так приятно петь в паломнических поездках для многотысячных собраний молящихся, ведь в этот момент ты как никогда ранее ощущаешь свою нужность этой изболевшейся земле. И кстати, и они, богомольцы - нужны тебе. Ведь они возвращают тебе память, напоминают о величии певческого служения, уже утраченную в каждодневном повторении.

А еще они дарят тебе радость молитвы на службе.

Певчим редко удается помолиться на службе. Это трудно, так как певческий труд довольно суетлив. Раздать ноты, перевернуть ноты, подойти к книге со стихирами, отойти, вовремя вступить и замолкнуть по руке регента. Каждое произведение - это пик внимания. В итоге в паузах отдыхаешь, отключаешь мозг, ловя момент. Какая уж тут молитва. Хотя многие авторитетные священники считают, что существует еще и "молитва делом" и пение на клиросе - одна из форм таковой. Искренне надеюсь (и верю!), что Господь понимает и принимает такую форму моления-служения.

Молитвенное пение...

Сколько копий сломано при обсуждении этого непростого вопроса.

Я для себя выяснил, что молитвенное пение рождается в горячей молитве, и вытекает из слов - стихир, тропарей, канонов. Ты молишься и твой звук - он становится другим, в нем появляется нечто трудноуловимое. Правильные акценты в правильных местах. Вот только обычно не хватает плотности молитвы в храме, чтобы твое внимание не рассеялось. Проще говоря, в задыхающемся электронном 21-м веке мы все слегка рассеяны, и эта рассеянность - витает и на службе, даже у прихожан.

Но вот собирается "двое или трое" (а точнее, несколько тысяч) паломников-богомольцев, приехавших не красотами любоваться, а молиться. Собрались в одном месте истовые и верные и воспламенился воздух невидимой силой соборной молитвы. И ты, подхваченный этой единой волной, вдруг вспоминаешь, что это такое - молитва на клиросе. И - служба раскрывается как восхитительный пейзаж после долгого подъема на вершину. С тебя стекает семь потов, последний шаг, поворот - и дух захватывает от открывшейся величественной панорамы гор...

Секрет молитвы на клиросе в том, что молитва сильнее, когда она соборная. Собор молящихся истово в пределе делает пение молитвенным и на клиросе, и молитвенное пение певчих воспламеняет сердца. Мы обмениваемся огнем наших внутренних факелов и для духовного зрения выглядим как электроды, между которыми время от времени вспыхивают яркие ветвистые молнии разрядов.

Наверное, Богу (как любому родителю) нравится искренне явленная чадом любовь. Таковой любовью могут быть и утомительные многокилометровые переходы крестных ходов. Да, стекающий пот, слезающая сгоревшая под палящим солнцем кожа и гудящие ноги вполне могут быть жертвой любви невидимому Богу или Его прославленному святому.

Иногда удивляешься чудесам той веры, которую являют некоторые люди, в поисках прощения или исцеления проползающие многие километры до святых мест на коленях. Не психические повреждения и не желание выделиться побуждать столь необычным образом добираться до места назначения. Просто у нас не очень много способов высказать (и убедительно доказать) небу свою любовь. И один из наиболее эффективных - это потрудиться, создать самому себе дискомфорт ради Любимого, который - на небе.

Это дает плоды.

Чем больше потрудишься, тем ярче ощутишь ее - небесную радость. Дадут райские всходы и натруженные ноющие ноги и сорванная глотка. В такие моменты понимаешь, зачем некоторые монахи так утруждали себя вроде бы ненужными и даже избыточными трудами и создавали себе столь странные неудобства вроде власяницы под одеждой или вериг. Это дает благодать тем большую, чем больше в тебе покаянного чувства вкупе с пламенным ощущением, что все сделанное - всю свою боль и кровь ты делаешь для Бога. В самом деле, кто сказал, что только меч римского легионера делает тебя мучеником за веру? Ради Христа можно совершать много тяжких и утомительных, но дающие сладкие побеги деяний.

Пройдя многокилометровый крестный ход и отслужив большую монастырскую службу (да еще на монастырском клиросе!), возвращаешься домой усталый телом, но оживший душой. И еще долго будешь носить в себе легкую, искрящуюся радость, сладкий аромат Царства небесного. И с нетерпением ждешь новых подобных служб. Потому что вновь и вновь будешь вспоминать, что это такое - труды ради Бога и во славу Его пресвятого Имени...

Соборная молитва по соглашению "Доброуст". Поссорились с регентом/настоятелем? Помирим!