В воскресенье, за традиционным "исповедным" чаем, учили "Сподоби, Господи". Батюшка у нас служит один, а потому пауза между причастном и "Со страхом Божиим" необычайно длинна. Произведение простое, но красивое, гармония интересная.

По случаю длинной Литургии Василия Великого все устали, но стоически, и почти полным составом, явились на Пассию. До возгласа минуты две, устало сидим на жердочках, регент делится радостью с певчей, отсутствующей утром.

- Тома, а мы выучили новую "Сподоби, Господи"! Она, знаешь, простая, но интересная такая! Манор - мижор!

Пауза, смех, возглас:)

***

Еще было в субботу. На клиросе полный состав, все встали на свои места вокруг тумбы. Которая, кстати, по совместительству клиросная вешалка (имеет сбоку незаменимые услужливые крючки, выдерживающие все наше барахло вот уже 10 лет).

Рядом с тумбовешалкой расположился усатый бас "дядя Женя" или "архивариус"(почему-то его так прозвал батюшка, да так и закрепилось).

Надо сказать, что места на клиросе мало, поэтому, раздеваясь, легче отправить верхнюю одежду на вешалку через соседа, нежели чем смиренно лезть самому. Так вот. Бас спокойненько вешает переданные вещи, вот куртка, вот парка, шарфик, поясок. Мы с мужем снимаем вещи последними, передаем дяде Жене. Поворачивается.

- Вам один номерок или два?

Улыбайтесь, друзья!

***

Вчера был казус)
Стоим на молебне, помогаем батюшке читать кипу записок усердных прихожан.
Батюшка монотонно перечисляет имена, прихожане читают синодики. Места в храме мало, он уютный и небольшой. Стоим у батюшки за спиной "заборчиком". "шарк-шарк-шарк-шарк"

Ооо) пришла особо любящая батюшку старенькая бабуся, из тех, о которых я ниже писала. большие роговые очки, платочек повязан "Аленкой", смешной плащ, пакетиком шуршит. На вид ей лет 110, ростом с десятилетнюю девочку.

"Ломает" наш "заборчик", смотрит снизу вверх на батюшку. Тот её не увидел. "Шарк-шарк" - шажок вперед. Снова выглядывает из-под его руки) Батюшка ее увидел, улыбнулся, продолжает служить) Ага! Увидели! Бабуся уверенно поднимает руку, гладит батюшку по фелони, смотря на настоятеля через "лупы-очки", делающие ее глаза в 10 раз больше. И тут громко(по причине почти отсутствующего слуха), шамкая, говорит:

- Бачюфка, миленькый, я прифла вот) Свефефки фас вот поштавлю. Как шдоровьце-то, миленькый? Хорошо?

Прихожане не сдержались :)))

Очаровательная бабуся пошаркала свечки ставить.
- Дочка, тут за упакой-то?
Люблю их)

***

Мадам.

Было сие давненько, я служила еще в другом храме.

Поем Святую Пасху Христову, светлая ночь Воскресения, полон собор народа, все ликуют, "Христос Воскресе!" Мы, как полагается, в красных платочках (окромя мужеской половины, конечно), рубашечки белые, воротнички стоят, глаза сияют, связки в должной "пасхальной" форме. Регент волнуется, камертон трясется в руках, все в торжественном напряжении, хмурятся, ноты проверяют, странички подсчитывают.

"До-соль-ми-до"! Взмах.
Запели концерт. Давно учили, но волнение не передать, дебют ведь!
Обещали настоятелю лепотное пение, разве можно сесть в лужу!?

Напряжение нарастает, все, предел просто. И тут, перед клиросом появляется....Мадам. Знаете, прямо из романов Лидии Чарской. Кукулька, наглухо застегнутая блузочка, каблучки "рюмочкой".

Почему-то мы ее сразу заметили, даже будучи увлечены сложными нотами. Вокруг нее даже народ расступился, потому, что она встала лицом не к алтарю (пусть неслужебному, служили-то в главном пределе), а к хору, повторяя фигуру ничего не подозревающего регента.

И тут началось "священнодействие".

Мадам подняла худые руки с тонкими пальцами и.... Начала дирижировать. Помните, было видео, где очень эмоциональная регент ведет хор на "Покаянии" Веделя? Вот! Мы лицезрели именно такое выступление!

Женщина закрыла глаза, качалась с носочков на каблучки-рюмочки, уронила платок со строгой кукули, шуршала юбками и дирижировала, дирижировала, дирижировала....
Самозабвенно, такой отдачи я еще не видела!

Как мы допели, я не знаю, не ведаю, не помню!!! В один миг куда-то делись ледяные от волнения пальцы, сосредоточенные до посинения лица и дрожащие голоса!

Регент Уля шею себе свернула, глядя на амбициозную соперницу, басы крякали в паузах цепного дыхания, сопрано плакали от смеха, размазывая тушь....не знаю реакцию теноров и альтов, но, закончив петь, плакали уже все, причем сидя на корточках, чтобы опешившим прихожанам было не видно.

Мадам исчезла быстро, как и появилась. Отвела душу и исчезла.

Кстати, концерт мы, все же, весьма недурно сделали.

Р. S. Дорогая Мадам! Спасибо Вам! Без Вас мы бы так просто не спели!!!

***

Дьяконская внучка...

Никогда в жизни не думала, что будут меня так называть.
Ну, да ладно.
Наш батюшка разрешил себе летом небольшой отпуск, уехав со своей большой семьей отдыхать. Заслужил!
Заменять его определили о. Георгия и диакона Непомнюкакзовут.
Оба зеленые, новорукоположенные.
И смешливые.

Отвели Литургию, распрощались, приняв друг от друга комплименты.Иду себе в торговый центр за провизией. Осознаю, что забыла телефон, вертаюсь вспять. Сидят. Наелись, прислонились в теньке к спинке лавочки, отдыхают. Забегаю во двор, киваю им, телефон, говорю, забыла.

- Стой, стой, стой!!! (о. Георгий)
Я встала.
- Ты дьяконская внууучка, да? (Щурится)
- Ну да.
- Смотри, отец, а они похожи.
- Ага, глазами. И борода у нее тоже в деда.

Ха-ха.
Шутники)

***

Произошло это 8 или 7 лет назад. Шел великий пост. Пели ЛПД в огромном красивом храме, построенном в шикарном византийском стиле. Поем чудесно, женский дуэт на "Да исправится". Тембры идеально сочетаются, абсолютно идентичны, тот самый случай, когда мурашки бегают по всему организму и звенит в воздухе. Стоим перед солеей, отдельно от хора, акустика в храме просто поражает, звук летит, парит, как перышко.

Люд, как и положено по уставу, стоит, приклонив колени. Бабушки тихо и благогвейно плачут, проникнутые постовым песнопением, осеняют себя Крестным знамением и кланяются, по очереди роняя носовые платочки. Потрескивают мягкие восковые свечи, хор полушепотом вторит нашему дуэту. В общем, атмосфера молитвенная и торжественно-серьезная.

И вот, совершенно неожиданно, в этой "наэлектризованной тишине", раздается мощнейший раскат грома.
Нет.
ГрОмища.
Звук усиливается акустикой, отчего раскат умножается на два. Бабуси полуистерично поправляют косынки, быстро крестятся. Громко и испуганно заплакал ребенок, его горький плач унесся ввысь, в подкупольное пространство, растерянно отталкиваясь от "парусов"...

Мы, певчие, притихли, мурашки по коже... и уже не от собственного благозвучия ...
И...
Раздается звонок телефона. Пронзительная песня Ульяны Каракоз "Ангелы здесь больше не живууут (ГРОМ), Ангелыыыы...верю, все просят и все поймуууут Ангелыыыы... "..
Обладательница воспроизводителя звука тщетно пытается раскрыть самсунговскую "ракушку", дабы прекратить плачь о покинувших нас Ангелах... Удалось. Ребенок резко замолчал. Тишина. Всюду. Абсолютная.

Надо сказать, что на словах эта ситуация не так поразительно-трагична, как на деле. И мне, человеку воцерковленному с детства, было, как минимум, не по себе первые секунд 20 этой глухой тишины. После пришла мысль, что в алтаре тоже ооооооочень тихо...

Соборная молитва по соглашению "Доброуст". Поссорились с регентом/настоятелем? Помирим!