В воздухе повисла пауза.Колоритный священник с густой чёрной бородой , хор, молодые - все замерли в ожидании.

- Миша, изыди!, - прогремел поставленный голос батюшки.

Минуты через полторы из алтаря выпорхнул Михаил, неся в руках блюдечко с обручальными кольцами.

-Летит, Божья пчела!


Алтарник Михаил всегда томно медлителен. Каждое его движение, будь то зажигание лампады или выбрасывание мусора, завершается театральной паузой. Подавая кадило, он будто зависает на полпути в нирвану.

В нирване Михаилу хорошо: там тепло..., пахнет булками и самогоном... но тяжёлый запах ладана, возвращает его в унылые копчёные стены храма. Неудивительно.Ладан бывает разный.

В лавке есть с запахом корицы, земляничного мыла, еловых шишек..., а названия на разноцветных коробочках романтичны и загадочны... "Чёрный виноград" , "Пасхалия"...Но батюшкам вместо волшебной "Пасхалии" , дают ладан на коробочке которого лично я бы написала "СМЕРТЬ МУХАМ И СТАРУХАМ"!

Хор от этого , прости Господи, "аромата" сотканного из ноток хвои, тухлой дыни, и жжёных тряпок, начинает хрипеть, задыхаться и корчиться в судорогах...

А Михаил просто выходит из астрала. Потому что две головки чеснока надёжно защищают Михаила от вампиров, церковных бабок и прочей нечисти. Даже тошнотворный запах барыжного ладана не может побороть чесночный дух!

Михаил с тоской смотрит на клирос...
Будучи бессердечной консерваторской скотиной, я запретила ему петь во время службы. Совсем.
А петь он любит....
Не умеет, но любит.

Всех, кроме меня, пение Михаила берёт за душу. Гремя костями и кадилом он протяжно заводит "плач Ярославны", услышав который народ рыдает, бьётся головой о стены, а матери в панике бегут из храма, хватая на руки орущих младенцев...

Батюшка частенько берёт его с собой на отпевания, потому что ничто не может так усугубить трагичность момента, как пение Михаила.

Больше чем петь Михаил любит только красивых женщин. Пылкий юноша слегка за пятьдесят , он щедро одаривает их восхищёнными взглядами и неуклюжими комплиментами. Но красивые женщины Михаила побаиваются.

...а может быть, как любая порядочная нечисть, они просто не выносят чеснока?

Горячую десятку знойных красоток нашего храма (по личной версии Михаила) возглавляю я , буквально вырвав победу из рук бабы Капитолины (ту подвели вставные зубы и прочий "тюнинг") А потому Миша прощает мне всё: скверный характер, наличие мужа и даже свою разрушенную клиросную мечту.

Соборная молитва по соглашению "Доброуст". Поссорились с регентом/настоятелем? Помирим!