Святой Георгий
Я часто ощущаю большую усталость от жизни. Это не некая усталость дня, это какая-то трансцедентная усталость пространства вокруг меня. Я устал от этой планеты, а она, очевидно - от меня. Когда каждая служба на клиросе дается с трудом, через головную боль, через постоянную ангину, когда каждый год на клиросе дается с боем, а в обычной жизни частые неприятности выплясывают рядом с тобой канкан - приходит закутанная в серую вуаль подруга-депрессия.

Как говорил мой старый приятель - "Одесса - это мама, а Папа - это стакан портвейну". Ну, видать, с такими родителями и подруга должна быть под стать - старой злобной каргой с унылым взглядом и крючковатым посохом. Будь здрава, семейка Адамсов в миниатюре.

Наверное, всем знакомо это состояние. Когда на душе без всякой видимой причины отчего-то тошно, и даже стены твоей квартиры с осуждением смотрят на тебя и говорят тоном доброй, но ворчливой мамаши - "да выйди ты на улицу...да погуляй ты уже, развейся, хватит тоску солить, да по банкам фасовать..."

Многообещающее начало опуса, окей?

Понимаю, понимаю.

Нет моей обычной свистопляски под веселый хоровод радужных слов и выражений. Все верно. Что музыканты, что поэты, что писаки вроде меня - как акын на улусе, поют о том, что видят. Сиречь, пишут на злобу дня, на состояние духа. А оное иногда сверкает лазурной водицей откуда-нибудь с берегов Мальдивского рая, а иногда - попахивает эдакой тухлецой.

Парниша, что называется, выдохся...

И не я один. Вижу вокруг себя лица, с которых можно рисовать учебное пособие для учебника психологии. Кривые, простите, рожи, скуксились от тоски и усталости. Помню очень забавную и по своему абсолютно верную проповедь о. Дмитрия Смирнова, которая называлась "сынок, ты в аду". О. Дмитрий в своей обычной экспрессивно-эмоциональной манере, "наплывая" свое лицо в объектив и для пущей острастки делая страшные глаза, говорил в камеру "Друг мой, отчего у тебя такая рожа? Разве может быть у святого человека, праведника, и наследника Христова такая ХАРЯ? Ты - в аду! Тебя утомляет все - папа, мама, дедушка, бабушка, соседи, коллеги. Ты - в аду."

После просмотра оного видео мне захотелось тихо отшуршать в своей каморке апплодисментами, слегка почестив талантливого оратора и умельца пробудить эмоции. Да, оное томление духа легко можно вписать в модус "бытия в аду". Пока еще комнатного и рукотворного, плавно перетекающим в грозный и вечный. Как однажды пришли мне на ум строчки (я иногда пишу хайку)

Дождь идет уже целую вечность
Грустен заплаканный сад
Кто напомнит, как выглядит солнце?


Что ж, причастность к японской культуре не дает ответов на вопросы, лишь позволяя задать их более поэтично и оттого дюже печально. Но ведь как люди, мы и ответы должны искать. В том числе и на незаданные вопросы.

Но поскольку мои читатели не телепаты, а я - не Церебро из знаменитого комикса люди-X и мыслей на расстоянии внушать не умею, проблематику таки придется озвучить. Ну или применительно для статьи - "ословесить".

Плохо и тяжко прошедшая служба, неприятности дома, болезни, число коих будет лишь расти вверх, как курс доллара в понедельник, разлад с близким - все это будет до смерти. Но - нам надо петь на клиросе опять же до выше оговоренной смерти и петь ХОРОШО, истово, красиво, благолепно, чисто и вместе. А как мы уже разобрались, состояние духа влияет и на пение. А потому - нам нужно где-то брать энергию на служение. Чтобы подвинтить внутреннего человечка до рабочего уровня.

"Чё делать бум"?

Может быть, йога? Ну, все бы и ничего, да только даже в чисто физические упражнения все эти тренеры по руковерчению и ногозабрасыванию за ухо вставляют и неприемлемые идеологические компоненты. Эзотерика, как говорится, на марше. "Вспомни о высоком, забудь плохое, глубоко вздохни и обратись к космическим силам".

Мило, да только видел я носителей этого космического духа, которых отличает одна общая черта - непомерная гордыня, способность слушать только себя и лютое мужененавистничество. И хотя всех под один гребень не загонишь, общая тенденция таки прослеживается. У христианской девушки и взгляд глубже, и скромности больше, и внутренняя красота благороднее, а потому - все эти восточные практики оставим тем, кто в этой традиции родился.

Скажу так. Я пробовал многое.

Например, очень охотно и помногу играл в многопользовательские ММОРПГ игры и даже был очень неплохим лекарем в World Of Warcraft. Мысль метода понятна - уйти из этого мира в другой, придуманный, да и пожить там чуток. Сменить, так сказать, обстановку.

Но уже - не катит.

Из возраста вышел, и стал более требовательным к глубине. К сути бытия. Суррогаты более не прокатывают. И тогда я отыскал вполне себе рабочий метод стимуляции себя на клиросное служение и даже написание статей.Я начал читать жития мучеников. Да, вот такой вот финт ушами.

Как бы я и раньше писал, что читать житие святого полезно перед его службой. Но - я писал в рамках другой задачи. Со святым надо "познакомиться", чтобы служба ему была не безликой, а полной персональных отношений. Это важно, так как небесных друзей нужно стяжать уже сегодня.

Но задача прочитать житие мученика преследует другие цели и нужна, чтобы слегка подхлестнуть в себе такую вещь, как ревность о Господе.

Вот представьте себе. Есть некий чудный, дивный, прекраснее вселенной, нежный и любящий Христос. Им можно любоваться вечно. От мысли, что он тебя любит - можно растаять. И тут мы плавненько начинаем подходить к сути. Такая любовь хоть и дается даром (да и чем за нее можно было бы отплатить), все-таки согласитесь. Господу можно быть ОСОБЕННО приятным, ОСОБЕННО любимым (пример - любимый ученик Иоанн Богослов).

И это вызывает холодок. Значит, Господу можно быть и неприятным. Поступками, делами, нерадивостью. Иоанн Златоуст в своем слове про ад сказал, что адские муки хоть и горьки сами по себе, но лучше подвергнуться бесчисленным ударам молнии, чем увидеть кроткий лик Спасителя, который не в силах взирать на нас, отворачивается от нас...

Между двумя мыслями проводится прямая линия и вот у нас есть зримая картина. Есть великий святой, который впитывает любовь Господа как угодивший маме малыш, перемывший всю посуду, прибравший все игрушки и ощущающий себя достойным любви. Совсем не те чувства, когда придешь домой с двойкой в дневнике, не так ли? Тогда уже не любви ждешь, а справедливого наказания.

"Ибо Свят еси, Господи..."

В том мире, в мире света, совесть распахнет крылья, как горный орел. И эта совесть будет либо услаждать, либо угнетать. Кто хочет получить звездную радость, ослепительную ликующую тишину в сердце и предстоять Христу рядом с Великомученицей Екатериной, или святым Георгием? Хотеть то мы можем. Да выдержим ли, понесем ли? Они - святой кровью обагрили землю. Последние дни их жизни были как непрерывный кровавый вопль Богу - "Тебе Господи. За святое Имя Твое. В вечную Славу Твою". Это - серьезно. Это - внушает. Это не просто слова - это подписанная кровью клятва верности до смерти.

И, как в приведенном выше примере, ты отчетливо понимаешь свою инаковость. Читаешь житие мученика и понимаешь, что его следы целовать не достоин. Не то, чтобы рядом предстоять Христу. И - эта мысль начинает толкать вперед.

В груди начинает ворошкаться нечто, весьма похожее на ревность. Как...Он угодил Христу, а я что же, в аутсайдерах? А ну-ка, вруби передачу пошустрее и ну догонять! Ясно, что догнать не догонишь, но ускоренная передача может помочь мобилизовать все силы и добежать до магазина счастья, коим является рай, за пять минут до закрытия и успеть юркнуть в уже затворяющиеся врата.

Потому что помнишь. Существуют угодники и они же - славные наследники, объекты любви и щедрости всемогущего Бога. У Христа будет целая вечность, чтобы радовать и радовать своих возлюбленных сыновей. Но ведь существуют и "неугодники". И это не только и обязательно пресловутые грешники (а кто из нас не грешит?). Есть ведь и такая страшная ситуация, когда знаешь истину, но все равно небрежен, потерял силы и отбросил свой крест. Устал нести и аккуратно кладешь подкидыша к чужому крыльцу, позвонив в дверной замок и дав деру.

Стимуляция нужна, стимуляция важна. Потому что без Бога нам не жить, но до вечности надо еще суметь дойти. А мученики через свои жития готовы помогать и помогать.

Хочу пояснить, почему именно мучеников я выбрал как объект стимуляции. Собственно, потому, что это высший чин святости, чья мощь засвидетельствована кровью. А кровь, знаете ли, не вода. И от каждой буквы их жития исходит такая мощь, такая благодать...Эти тексты прекрасно стимулируют поднять свою пятую точку и пойти попробовать хотя бы пением убедить Бога, что ты хоть и плевела, но методом генной инженерии можешь стать пшеницей. Пусть хиленькой, пусть хотя бы скоту на корм.

Я раньше не понимал жития святых, написанные Дмитрием Ростовским. Их и сейчас часто ругают за избыточную пышность. Ну в самом деле, кто в жизни говорит, как на театральной сцене, протянув руку в актерском жесте по направлению к злодею - "О, окаянный и нечестивый правитель, мучитель христианский. Да как посмел ты дерзнуть поднять руку на истинных слуг Всевышнего Царя" ну и т.д

Ясно, что так не разговаривают и все в реальности более прагматично, суше, иначе. Но зато эти тексты прекрасно выполняют свою задачу мотивировать. Будучи похожи на святую сказку, эти истории разжигают сердце, и создают очень важный компонент спасения - идеал, маяк, на чей свет можно идти. И мы, певчие, можем лететь на свет. С надеждой, что в конце не опаляющий огонь, а нежный и ласковый небесный дом.

С этой мыслью я желаю вам жить вечно и радоваться.

Соборная молитва по соглашению "Доброуст". Поссорились с регентом/настоятелем? Помирим!