Вот отдали мы все силы истовому служению на клиросе, каким-то чудом не передравшись в великий пост, сумев не уйти с клироса, не превратиться в мелкого кляузника и ворчуна. В общем, как-то сумели вписать себя в образ "благочестивый церковный певчий". И так и хочется время от времени помечтать о светлом, о радостном, о том, что может ждать благочестивых служителей Бога в Раю. Смело? Дерзко? Возможно!

Но мы забываем нашу главную жизненную цель так часто, что иной раз нуждаемся в сильном стимуляторе чувств, которые возвращают нам потерянную радость цели. И я написал свое видение того, как небеса могли бы встретить одного из нас.

Наверное, это будет вот так...

Завершен наш длинный жизненный путь. Спета последняя литургия, и... все как положено - длинный туннель, секундное потемнение в глазах и мы оказываемся в совершенно необычном месте! Нас окутывает удивительная, чарующая, наполненная невыразимой благодатью тишина и лишь пространство еле слышно радостно журчит. В воздухе и душе - весна!

Мы стоим на золотой дороге и нас окружает удивительной красоты сад. В теле чувствуется приятная радость, воодушевление и какая-то удивительная легкость, почти невесомость. Кажется, что достаточно оттолкнуться посильнее и можно взмыть в воздух и тихо поплыть в нежном, свежем, ароматном воздухе, пронизанным тонкими золотыми лучами. Зачерпывая ладонями из кристальных родников воду, мы с веселым визгом подбрасываем ее в воздух, заставляя его сверкать мелкими брильянтами капель.

Чудесные, причудливо раскрашенные бабочки кружатся вокруг огромных и по-неземному ярких цветов. В изумрудной, свежей и ласковым шелком ласкающей босые ступни траве шустро мелькают какие-то мелкие зверьки, время от времени поднимающие свои головки и с почтением взирающие своими бусинками-глазками на юного царя и наследника вечности.

Осматривая себя, мы видим свое тело стройным, юным и загорелым, облаченным в тонкую белоснежную тогу, опоясанную золотой лентой. Уже сам этот факт - видеть себя молодым, красивым, юным в атмосфере дивного сада ликующе радостно. Но - мы тихо идем по золотой дороге и входим в удивительный город.

Ах, этот город. Мы видели его еще из чудесных садов. Эта ажурная, полная сияющего брильянтового света архитектура заставила бы любого застыть в восхищении. И трудно даже понять, что вызывает этот эффект. Печать какой-то необыкновенной, изумительной гармонии лежит на каждом архитектурном элементе, отчего сразу становится ясно - даа...в таком городе только царям и жить, это воистину Царство Небесное, обиталище святых.

В воротах мы смущенно останавливаемся, потому что стоящие с пламенным оружием в руках прекрасные и грозные стражи-ангелы почтительно отдают нам честь своими мечами. Мы удивлены таким почтением и нам даже слегка неудобно. "Ну право, я же - обычный человек" - думаем мы в восхищении. Но зайдя в ворота, мы застываем в немом изумлении.

Вдоль главной улицы, в которую переходит золотая дорога выстроились святые, встречая нас домой!

"Господи, какие же они красивые" - в восхищении останавливаемся мы, пытаясь справиться с накатившим на нас немым изумлением. Прекрасные, юные, столь разные в своих подвигах, в удивительных по красоте одеждах и в сияющих звездным блеском венцах царей они смотрят на нас и чего-то ждут.

Они молчат, и лишь сверкающая радость в их глазах и пламенная любовь, которую мы чувствуем как исходящее от них солнечное тепло говорят - "все идет как положено, совершается некое таинство, и...иди вперед, Друг. Тебя ждут!"

На подкашивающихся от созерцания этого великолепия ногах мы выходим на огромную площадь. И она не пуста. Ее заполняют грозные ангельские полки. Они стоят, устремив жала золотых копий в небо и молчат и лишь ласковый ветерок колышет золотые кудри, выбивающиеся из под сверкающих платиной прекрасных шлемов. Небесные пресветлые витязи ждут чего-то. Ясные, сверкающие неземным светом глаза серьезно смотрят на вас, в ожидании чего-то великого.

И выходит вперед рослый и прекрасный Витязь, пресветлый Воитель небесный. С трепетом мы преклоняем колени. И вовремя, потому что в любом случае мы весьма близки к обмороку и наша склоненная поза помогает нам хоть как-то остаться на ногах и в сознании. Витязь подходит к нам, сверкая дивной красоты доспехами и обнажает длинный золотой меч, известный каждому ангелу - меч небесного Воеводы и Архистратига Михаила.

Нам понятна и знакома рыцарская тематика и потому для нас эти образы уверенно несут дух чести, мужества, красоты, благородства и чего-то столь надежного в этом неблагополучном мире.

Но будем честны - красота ангелов, как брильянт размером с мяч. Сверкают внешние грани, не давая погрузиться в глубину. Ибо слепит глаза. Взглянуть на лик такой грозной и пламенной святости сложно, ибо и жизнь прожить нужно соответственно. В могучем, сверхъестественном подвиге.

Архистратиг Михаил...У меня трепет перед ним. Снова и снова я пытаюсь познать - каково это - когда тебя любит, постоянно с тобой общается и доверяет тебе вести за собой все воинство сам Господь Иисус Христос? Каково это - выступить против врага, получив за это полный благодарности взгляд Спасителя. Рыцари готовы были умереть за розу, брошенную на арену красавицей. На что готов Архистратиг ради дивного Бога?


Доверие Бога. Благодарность Бога. Любовь Бога.

Три удивительных фразы. Три самых сладких цели в жизни христианина. И они как звезда, собрались в одну точку, в пламенное сердце небесного Воеводы. У него не спроста такой строгий и ясный взгляд. Столь большое доверие - это огромная, космического масштаба ответственность. Потому что любовь Бога нельзя не оправдать и очень страшно оскорбить. Такова серьезность святости, такова пламенная красота облеченных прямым доверием Бога.


И вот мы, робко подняв глаза и взглянув в неземной красоты лик, видим строгий, но и любящий и полный внутренней силы и огня взгляд. Праведный, наводящий на бесов ужас меч святого Воеводы прикасается к нашим плечам и звучат торжественные слова посвящения -
"Отныне ты - да наречешься нам братом! Отныне и навеки да будешь ты прекрасный в своей светлой силе небесный воин. Да придешь ты под длань мою и будешь нести добро вселенной во Имя Триединого Бога. Мы с небес смотрели за твоей земной битвой. Тяжело было твое служение, но и славна победа твоя и радости твоей не будет конца. А теперь гряди, воин, и встань в строй к новым братьям твоим".

Сила этих слов потрясает меня. Облеченный доверием Бога, полный святого огня воин признал нас. И принял в свое братство. Зачастую мы сами с трудом понимаем, что это такое - стать членом святого воинства. Даже в дружину в древние времена было очень сложно попасть, это была великая честь.

Там, где от каждого зависит выживание всего воинского отряда - не место неразборчивости. Прикрыть свою спину доверишь лишь другу, брату по оружию. Это - высшая степень доверия, ибо ты - доверяешь саму жизнь свою твоему товарищу. И кого попало в войско не берут. Ибо не кабак, где рады каждому, у кого в кармане завалялась липкая потертая монета. И не парламент, где можно хорошенько поработав языком, наработать себе на дворец на рублевке и виллу где-нибудь в Испании.

Воинство земное очень ценит истинную суть в человеке и самые ценные черты его характера - мужество, честь, верность. И встать под длань самого Воеводы небесного Царства - это значит быть признанным на таком высоком уровне, что....

Да я даже и не знаю, с чем это можно сравнить, какой еще акт славы и радости на земле может быть хотя бы отчасти похож на тот, когда мы услышим от пресветлого Воителя "отныне да наречешься ты мне братом".

И если в этот момент мы не грохнемся в обморок (я бы лично грохнулся), мы робко идем к стройным рядам светлых юношей в блистающих доспехах. "Что скажут они нам, как отреагируют, что делать мне дальше" - от смущения мы неловко переминаемся с ноги на ногу, но - в этот момент весь ангельский лик грянул трижды "аксиос", и вас как будто прошибла могучая молния божественной силы, погрузив в океан слепящего света. Таинство посвящения состоялось!

Радость ваша более не смогла поместиться внутри и вы, обратив лицо к светлым небесам издаете ликующий крик. И тут же стройный ряд ангелов сам сделал шаг вам на встречу... С удивлением вы видите, что ваш облик изменился. Вы налились молниеобразным светом, и одеты в прекрасные доспехи и препоясаны вы пламенным оружием в сверкающих алмазным блеском ножнах. Расступились ряды и приняли в себя нового прекрасного и юного принца, небесного офицера.

Вновь обретенные братья обступают нас, поздравляют, дружески хлопают по плечам и вы буквально захлебываетесь от волн пламенной любви. Вы ощущаете себя сильным, как никогда и вновь, не желая больше сдерживать собственного ликования, выхватываете свой пламенный меч и с ликующим криком "Тебе Господи и за Святое Имя Твое!" вздымаете его к золотым небесам.

И все воинство небесное повторило ваш жест в едином порыве разделяя вашу радость.

И, наконец, сознание, более не выдерживая этой радости, мягко гаснет...

Очнувшись на уютном ложе под открытым небом в присутствии любимых родных и близких, в удивительной небесной тишине и покое, мы счастливо и спокойно вздохнем. Тихо и безветренно плывут нежные сумерки, воздух наполнен таинственным мерцанием каких-то прекрасных ночных светлячков, тихо струится нежный свет из изящных светильников, а по воздуху плывут одуряющие и волнующие ароматы каких-то терпких ночных цветов (не иначе как небесных орхидей!), а легкий пряный запах каких-то кореньев вселяет в душу уют и домашнее тепло.

Мы в неком чудесном лесу, в котором то тут то там стоят удивительно уютные деревянные, вписанные в прекрасный ландшафт леса дома. И куда уж там эльфам Лориена до этой неземной красоты и гармонии. Здесь ночной панораме позавидует сама планета Пандора. Здесь - твоя тихая пристань, место тишины и покоя вместе с твоими родными и близкими тебе людьми. Здесь - место особой тишины и возможность побыть наедине с собой, слушая лишь одному тебе слышимый удивительный шепот Христовой любви.

И обступившие нас родные говорят тебе - брат наш, ты теперь - небесный воин. И тебя призывает на поклонение и служение сам Царь. Сейчас за тобой придут твои новые братья и ты - вознесешься к Его престолу. Сам Господь хочет наградить тебя и дать тебе постоянное место в чудном Храме небесном.

И ты уверенно и твердо встаешь на ноги, решительным движением поплотнее затянув золотой ремень и грозно, но и с любовью смотря вниз, на многогрешную землю. Теперь у тебя ответственность. И великая, великая радость. Сейчас ты начнешь служить Христу как подобает настоящему истинному воину. Ведь зло еще не побеждено окончательно.

И радостно поприветствовав пришедших за тобой двух ангелов в воинском облачении, ты идешь с ними на прекрасную поляну. Положив руки на плечи друг другу в жесте братского единения, вы устремляете ясный взор в небеса. И спустя мгновение золотая вспышка света возносит вас на поклонение к твоему Владыке и Господу, к Его царскому престолу. Ты - идешь встречать вечность...

А вы бы хотели такого приема?



И здесь я прерву свое повествование.

Я, слабый, грешный человек, дерзаю рассуждать о небесном, ничего не зная о небе. Но я верю, что спасенного ждет нечто по-неземному прекрасное. И это - не только и не столько некая красивая обстановка небес. Это - новая, пламенная форма отношений. Радость быть прекрасным среди прекрасных. Радость любить и быть любимым на невероятном, пламенном, огненном уровне. Ты готов умереть за каждого и каждый готов умереть за тебя! И как же чудесно, что у нас есть искус, есть испытание, есть форма бескровного мученичества, когда враг на клиросе испытывает и нашу веру. Пробираясь среди искушений к звездам, мы встретимся с Богом.

Конечно, я реалист. И я понимаю, что нарисованная мной картина уготована не всем. Наверное, именно так небеса встречали Великомученика и Победоносца Георгия. Наверное, так чудное Царство встречает истинных подвижников. Но ведь плох тот солдат, кто не мечтает стать генералом.

Истово служа на клиросе сегодня, мы обретаем неземной, космический по масштабам шанс увидеть всю эту картину собственными глазами. Даже и малая частица той радости сделала бы нас переполненными счастьем до краев.

Мы часто говорим, что "нас - никто не ценит". Мы ошибаемся.

Святые ценят нас. Ангелы ценят нас и считают братьями. И - сам Царь вселенной, Владыка Владык ценит нас. И после этого мы говорим "НИКТО не ценит"? Да, признание "когда-то там потом" - не самая простая мысль.

Но - таково христианство. Таков наш певческий крест. И именно поэтому это в каком-то смысле подвиг, ибо приходится работать тяжело сегодня, без всякой надежды на улучшение завтра. Служить Богу в тяжелых условиях, а не в дорогих кабинетах и красивой парче. Именно сложные условия работы - есть залог нашего спасения. Чем сложнее нам сейчас - тем прекраснее будет потом. Ибо в таковом служении есть признаки главного - верности Христу.

Соборная молитва по соглашению "Доброуст". Поссорились с регентом/настоятелем? Помирим!