Представьте себе, что вы - перфекционист. От слегка неровно стоящего аналоя настроение сразу портится (куда смотрят алтарники!), ошибка хора сразу считается провалом службы, а спетый не тот прокимен и вовсе повод взять в руки "калашников"... и от бедра, от бедра "по ним по всем". Ведь так хочется идеального. Вот если бы все мыслили как ты. Вот был бы клирос, вот был бы храм! А давайте проверим, одинаково ли мы понимаем идеальность клироса и идеальность отдельно взятого православного прихода. И начнем мы с...

А с чего бы начать? Ну как с чего? Конечно же, с входа в храм. Вход должен быть красивым. И территория перед храмом должна быть красивой. Как минимум, утопающей в цветах. Я за цветы в уличных вазонах. Их можно переносить с места на место и красиво расставить вдоль входа в храм + туда можно засыпать качественную почву. Да и сами вазоны очень украшают.



А если еще приобрести косилку травы, и вовсе можно всю территорию так облагородить - коротко подстригать траву на всей территории, а вазоны ставить поверх такого газончика. Очень красиво...

Полюбовавшись прекрасной территорией, мы входим в храм. Вход... Как же он важен. У японцев в некоторых супермаркетах стоит милая девушка, которая кланяется каждому входящему посетителю. Первое впечатление, знаете ли. Вот было бы здорово и прихожан и сотрудников храма приучить себя улыбаться входящим людям. Встречать их глазами и просто улыбаться, ничего не говоря.

Эх, мечты...
Я лично просто млею, когда заходя в храм, я встречаюсь глазами с нашими доблестными продавцами в лавке и они здороваются и улыбаются мне. Я сразу чувствую себя...ммм... узнаваемым. Как домой пришел. Не в незнакомую (поди еще и враждебную) среду, а домой. К братьям и сестрицам по вере.

То есть, в храме должно пахнуть домом.

Кстати, о запахах. Качественные не удушливые сорта ладана определенно в плюс. Мы, люди, сейчас набиты информацией, как мешок сеном. Из нас наружу выпирают цитаты, обрывки какой-то заумно-мудрой информации. Но вот тактильная и обонятельная память у нас не перегружена. И потому мы легко запоминаем тот или иной запах. И если идеальный приход и встречает тебя красиво и пахнет как райская роза - устойчивая ассоциация обеспечена. "Здесь пахнет благодатью" (с).

Недавно в моем родном приходе ввели (или ввели давно, а меня подпустили недавно) тетрадку, в которую вписывают имена моих живых и усопших близких у работников храма. Вот это круто! Мое чувство причастности к приходу чуть не разорвало как переспелый арбуз.

Я вообще считаю, что одной из главных задач священников, певчих, вообще работающих в храме есть молитва - сорокоусты, записки, прошения за близких и родных. Я сам непрерывно поддерживаю сорокоусты за упокой за многих людей. Как бы делаю другим то, чего отчаянно желаю и себе.

Как было бы здорово, если бы за меня, грешного, после моей кончины заказывали сорокоусты. Вот честно, без всякого сладострастного придыхания в голосе говорю - грехов у меня хватает и страшных ошибок молодости с далеко идущими последствиями. И надеяться на спасение добрыми делами, коих у меня кот наплакал - весьма самонадеянно. А вот в силу молитвы я верю. И как же здорово, когда и на приходе ты ощущаешь, что ты тут не используемый рабочий винтик, а часть общины.

Ты поешь, священник молится за твоих родных, касса работает - зарабатывает денюжку на нужны храма. И все вместе друг друга поддерживают на пути к дивным небесам. Вот уж воистину - корабль спасения.

Тем паче, что в силе сорокоустов я имел возможность убедиться многократно. Сорокоусты за упокой, понятное дело, не проверишь (мертвые мне не являлись), но вот за живых... У людей, за которых вынимаются частицы, начиналось религиозное горение или просыпался огонек интереса к вере, тем более что они никоим образом не могли знать о самом факте сорокоустов. Поэтому я почти в каждой статье говорю - друзья, слово сорокоуст должно прилипнуть к вашему языку. Это лучшая, самая эффективная милостыня, которая только может быть вообще в мире.

И ввод тетрадки для работников сразу дал мне стимул служить еще истовее. Потому что теперь я как бы помогаю и моим близким. Ектении сразу наполнились внутренним содержанием. А ведь что сложного - завести тетрадку, куда будут занесены в колонку имена работников и имена их родных.

Трапезная - одно из живых сердец храма. В трапезной часто возникают и искушения, трапезная может быть и рассадником сплетен. Но совместное поглощение вкусных блюд еще и изрядно сближает. И радостно видеть, что постепенно при храмах появляются неплохие трапезные.

Да, пока еще в трапезных встречаются пожилые люди, прошедшие советскую школу, когда храмом управляли бабушки, таскали домой и своим родственникам еду из храма и вообще чувствовали себя королями. Конечно, эти старые кадры пока еще не несут в себе соборного духа (они привыкли работать только на священство и на себя). Но все больше и больше приходит молодых людей.

И вот с ними надо работать постоянно, ведь работники трапезной либо могут сделать приход еще теплее, либо добавить в пламенный любящий котел пару кубиков льда. Грамотный священник очень много внимания уделяет воспитанию сотрудников трапезной. Мол, "дорогие мои... встречайте всех тепло и с любовью" либо дайте место более любящим сердцам. Недаром в монастыре первое же послушание послушника и трудника - трапезная. Это место лучше любого лакмуса тут же показывает наполнение человеческого сердца.

Помню, читал книгу "Флавиан" протоиерея Александра Торика и умилялся старой монахине, которая готовила в трапезной для прихода о. Флавиана. Боже мой, я тогда еще не знал, что эта книга - художественный вымысел и просто плакал над ее страницами. Некто (главный герой Алексей) сподобился от Бога такого счастья. Его в трапезной называли "родненький", "Лешенька" и "кушай, мой хороший". Вроде вот мелочь, а у меня слезы градом. Душа потянулась к живому. Вообще, в каком-то смысле "Флавиан" - это и собирательный образ идеального священника, и собирательный образ идеального прихода. Ибо он содержит то самое, за что и умереть не стыдно - жаркая любовь и совместная жажда служения Господу.

Ну и добрались до клироса.

Певчие - самые загадочные ребята в храме. Их мало кто понимает, потому что многие певчие себя и сами не понимают. Где уж еще и другим разобраться в этих многочисленных гранях личности. "Не человек, брильянт!" - думаешь о том или ином певчем.

То неприятно удивит, то в хорошем смысле поразит, то и вовсе повернется с неожиданной стороны необычным и ярким талантом или острой и тонкой шуткой. Певчие умеют быть загадкой и шкатулкой, сделанной по принципу матрешки. Снял верхний слой, а внутри еще одна загадка.

Есть певчие, делающие очень благочестивый вид, а под ним скрывается пустота и карьеризм. Эдакая стружка, закрученная вокруг пустого места. Бывает певчий, выглядящий балбес балбесом, а он - слезы льет по вечерам от неудачной службы, ходит с блокнотиком и делает конспекты, чтобы получше все запомнить. А бывают певчие, которые просто приходят заработать, ощущая благодатную радость просто "по ходу" процесса. Такие ребятки искренне уверены, что любят церковное пение просто "потому что это красиво", хотя по факту душа вкусила благодати и жаждет ее, тянет человека на клирос, как "еленя на источницы водные".

На идеальном клиросе обязательно должен быть некий такой набор ингредиентов. Должен быть регент строгих духовных нравов, но не ханжа, упаси Бог. Видел таких. От их тени скисает молоко. Они могут поругать тебя 10 цитатами разных святых отцов. И на 8-й цитате хочется с себя крест сдернуть от ужаса - "я не хочу иметь с ними ничего общего".

Я вообще не сторонник "показного благочестия". У регента обязательно должна быть небольшая ноточка "балбесистости" в сочетании с высоким уровнем профессионализма и какой-то материнский доброты.

Должен быть на клиросе и свой милый малыш-дурачишка. Пусть он даже поет не важно (лишь бы не громко). Но это как юнга на корабле - он талисман на удачу. И он не дает клиросу скатиться в духовное лицедейство. Лишь бы этот малыш был веселым в нужные моменты, непосредственным и реально бы старался. Иначе на клиросе все в великий пост передерутся. Нужен некто, кто непосредственно и по доброму улыбнется и разрядит начинающую закипать ситуацию наивной и доброй шуткой.

Должен быть и один фанатик клиросного пения. Но горящий настолько, чтобы он, как малая закваска, перебаламутил бы всех высокой культурой певческого служения. Чтобы глаза в итоге загорелись у всех.

Должен быть и свой носитель трезвомыслия, эдакий майор из книги "Дети капитана Гранта"- мистер невозмутимость. К нему идут за советом. А он его редко дает, скорее по доброму улыбается и никогда не реагирует ни на какие сплетни. Эдакая улыбающаяся и молчаливая скала.

И все в сумме это должно сложиться в эдакую прекрасную мозаику - певчие бегут на службу как на праздник, рады друг друга видеть, радостно обсуждают, что будут петь на предстоящий праздник и вообще для них храм - это вторая семья.

Ну и настоятель...

Вообще, настоятель - самый непредсказуемый элемент прихода. И дай Бог, если с настоятелем повезло. Определить, что повезло - очень просто. Настоятель приходом и его интересами живет, знает всех по именам, знает своих прихожан в лицо, общается и реально заботится о приходе. У каждого настоятеля свое понимание того, каким должен быть приходит и это нормально, но общая черта, объединяющая всех хороших настоятелей - при нем ощущаешь себя не "используемым", а частью общины.

А еще хороший настоятель тонко чувствует потребности паствы. Вот, например, у нас оформилось устойчивое желание совершения акафистов посередине недели. Потому что соборной молитвы в субботу-воскресенье по внутренним ощущениям - мало!

Хочется посередине недели - торжественно, всеми священниками и полным хором, да со всеми прихожанами помолиться. Сделать себе молитвенный праздник. По принципу "если календарь пуст - мы сами сделаем праздник".

Мы даже сделали в новогоднюю ночь ночную службу. Пока Россия гуляет, мы - молились. Мне идея сразу понравилась и я ее горячо поддержал. Потому что в ней есть какая-то целостность. Вот не радостно тебе в новый год. Тебе радость вроде как предписывают, а тебе - не радостно. А в храме ночью - радостно. Сердце делает свой выбор. И очень здорово, если умный и чуткий настоятель тонко ощущает потребности своих прихожан в молитве. Такие люди у Бога - поистине сокровища. Невольно с тайной завистью подумаешь "какими же полными благодарности глазами Господь Иисус Христос посмотрит на страшном суде на того, кто множество душ привел ко спасению". Ради одного такого взгляда смело можно умереть. И уж точно стоит всю жизнь положить во имя такового служения...

Вот как то так... как розовое облако вдали, в лазурных небесах я вижу облик идеального прихода. А еще я регулярно перечитываю книгу протоиерея Александра Торика "Флавиан", чтобы напомнить себе оный облик прихода. Ну и что, что книга художественная... Сути это не меняет. Чужие мечты наполняют твое сердце реальным содержанием. А этого нам, мечтателям о небесах, иногда и нужно...

Книга "Флавиан" (про настоящего священника)


Соборная молитва по соглашению "Доброуст". Поссорились с регентом/настоятелем? Помирим!