Трудно работать на клиросе
Это факт. Много званных. Объективно хватает людей, которые пришли, попели и ушли. Зачастую продержавшись всего пару месяцев. Реже лет. Причем все эти люди с высшим музыкальным образованием, и определенно могли бы этим заниматься. Но – не сложилось. Иногда уходят и клирошане со стажем, и это уж точно трагедия. И почему же это происходит?


Есть два типа церковных хоров.


Первый и самый распространенный. Маленький ансамбль из 4-6 человек. В такой хор попасть (и особенно удержаться в нем) очень сложно. Во первых, чтобы объективно быть полезным в таком хоре, нужно обладать выдающимся профессионализмом. Вот представьте. В хоре 4-6 человек. При этом наверняка в этом хоре будут совместители, которые работают где-то еще.

Это значит, что будут ситуации, когда на службе будут отсутствовать те или иные люди. Зачастую для священника-настоятеля это мало что говорит (ну нету и нету, вон же вас сколько еще стоит, спойте красиво). Легко сказать.

Вот допустим, нет двух (обоих) сопрано. Есть альты, басы. А сопрано – нету. Это без дьякона можно отслужить службу и даже не заметить. А без сопрано – не споешь. Значит, некий альт должен уметь петь и сопрано. Проще говоря, все женщины в хоре должны уметь петь и сопрано и альта.

И за простым словом «уметь» часто подразумевается выдающееся владение голосом. У сопрано – голос легкий и летящий, у альта – грудной и низкий. Это разные типы голосов. Пусть попробует человек с низким голосом (допустим, священник) искусственно начать давать возгласы ну очень высоко. Трудно будет? То-то.

А на клиросе надо уметь «изобразить» и легкий голос и низкий. Это просто не естественно для человека. И теперь представьте, приходит некий новый голос в хор. А ему начинают – а теперь попой сопрано, а теперь альта (а ведь партии зачастую учить надо), а теперь тенора, а теперь почитай, а теперь снова сопрано.

Во первых, голос от таких скачек по партиям попросту садиться (и в перспективе – пропадает). Во вторых, новый человек просто в шоке от таких требований. Это как если бы от священника обязательно требовалось безупречное владение латинским, греческим, прекрасный голос и слух и знание евангелия наизусть. Такие бывают, но у кого повернется язык назвать это системой?


В миру (в мирском хоре) такого нет. Там ты если сопрано, то сопрано на всю жизнь. И будешь петь только сопрано. Но придя в церковный хор, ты вдруг понимаешь, что ты должен уметь играть и на балалайке и на жалейке, и на гуслях, и танцевать чуть чуть уметь. Это за пределами возможностей большинства выпускников даже консерваторий. Поэтому ну…вот зовешь специалиста. Вроде бы он пришел. И даже что-то спел. Но все это до момента, когда на него возложишь ответственность.

С кем-то эти люди петь еще готовы. Но одни…на ответственной службе? Столь же редко, как добрый прокурор.

А ведь еще есть и личность, стоящая за профессионализмом. Бывают отвратительные характеры, с которыми работать попросту тяжело (например, кроют певцов матом прямо во время службы и я такое в своей практике видел). На клиросе в условиях дикой нервной нагрузки бывают конфликты, в результате которых только начавший оформляться церковный певчий не выдерживает нервной нагрузки и уходит.



Да, в малых ансамблях работать трудно и поэтому уход любого человека из «ядра» хора практически всегда крайне тяжелая потеря, потому что заменить его некем, а на обучение нового уйдут годы, и не факт, что человек останется, будет таким же по профессионализму и мобильности в обучении. Поэтому, как правило, в крепких маленьких коллективах настоятели держатся за каждого человека (и правильно делают). Конечно, бывают настоятели, которые скажем так, живут в своих реалиях.

И тогда на клиросе начинаются «нестроения». Которые могут продолжаться годы и годы. Потому что маленький сбитый коллектив держится на костяке из очень опытных клирошан. Выбей любого и кранты такому клиросу. Если это, конечно, не Москва и ближнее Подмосковье, где стоимость службы доходит до 3000 руб. за выход, и выпускники Гнесинки ходят толпами, оглашая пространство тоскливыми воплями, в поисках клироса.

В начале я говорил о двух типах хоров.



Во второй тип хора гораздо проще найти певцов, и певцы легче удерживаются в таком хоре. Я говорю о самом крупном хоре в любой епархии – архиерейском хоре. Почему легче найти и легче удержаться? Да потому что в таком хоре, как правило, гораздо меньше требований к певчему.

Вот например. Есть басы с настолько неповоротливыми языками, что…ну не могут они нормально вменяемо читать церковный текст. Невозможно. Никак. И в маленьком ансамбле это невразумительное мычание по нотам будет слышно. А в огромном архиерейском хоре – НЕ слышно, ибо за общей массой будет слышен могучий басовый звук, но не погрешности в дикции. Или вот, допустим, некий могучий бас совсем не читает с листа. Проще говоря, ему надо каждое произведение туго и долго учить. Но, как правило, никто не учит (ленятся). А в мощном могучем хоре наверняка найдется голос, за которым все и поют (попросту повторяя его ноты, но более мощным звуком). А в маленьком составе это не прокатит. Такой мощный голос, громогласно ошибающийся на весь, очень быстро выбесит и настоятеля и регента. А ведь один он не поет, ему нужен «наводчик».


В крупных хорах подобного типа никогда не надо петь одному. Это означает, что можно особо не надрываться, потому что рядом будет стоять еще пара-тройка людей из той же партии. Это и психологически легче. Ведь если споем плохо, ругать будут партию из нескольких человек, а не конкретного баса-Васю, или сопрано-Катю. Да и из партии в партию никогда не надо скакать.

Конечно, не стоит и думать, что в архиерейском хоре «халява», а в маленьком мобильном коллективе высший профессионализм. В архиерейский, например, могут не взять «обычный» хоровой (тихий безтембренный) голос. Тут уже важны вокальные данные. Например, очень красивый тембр у сопрано, или объективно мощный бас (да, заплетающийся в словах, да, возюкающий по нотам – но, красивый, мощный). В мощных хорах терпеть тихий слабый хоровой голос вряд ли будут.

Но для многих вход на клиросе через архиерейский хор был и будет легче. Ибо позволяет познакомиться с интересным и глубоко-богатым миром церковного пения без насилия над организмом и психикой.

Соборная молитва по соглашению "Доброуст". Поссорились с регентом/настоятелем? Помирим!