Ух, сразу и в карьер. Воу-воу, полегче. Слова то какие... "Духовная жизнь"... "качество пения". Для начала определимся с терминами и снимем мистический флер и избыточный пафос. Есть такое место в храме, откуда льется хоровое пение. Клирос. На клиросе поют певчие. Дяденьки и тетеньки (иногда мальчики и девочки) разных возрастов.

Они поют там, потому что это их работа, послушание, служение. Нужное подчеркнуть. Кто-то поет за деньги (иногда певчим за каждую службу платят). Кто-то поет, потому что любит петь в церкви (возможно, такому человеку тоже платят какие-то деньги, но для него это не главный аргумент). Ну а кому-то просто даже и деваться некуда. Вот музыкант ты по образованию, работы мало, денег мало, и любая доступная работа нужна. Тем более "по профилю", а не чужие машины охранять в лике "сторож обыкновенный бомжеватый".

Певчий приходит на службу как на работу (даже если работает бесплатно). Потому что у службы есть начало и есть конец. И здорово, если певчий приходит минут за 15 до начала, и убегает минут через 10 после конца (а то бывают примеры, когда работающий на трех работах певчий вынужден убегать с еще не оконченной службы).

Если певчий приходит на службу когда захочет в любой момент времени (а не по расписанию) - это по определению уже не вполне певчий, а скорее "вольный слушатель", для которого служба - один из элементов украшения жизни, но ТОЧНО - не работа, ибо нет ключевого для рабочей этики определения - рабочего расписания и рабочей же дисциплины.

Из понятия "работа" вытекает такая неприятно звучащая вещь, как "профессиональные требования". Разумеется, здорово "заколдовать", "мистифицировать" клирос, дав ему всякие загадочно-мистические определения, скрыв под грудой золотого блеска, что "здесь вообще-то работают". Да, на клиросе, как ни странно, работают. Приходить нужно вовремя, петь нужно не что хочется, а что нужно, и (о сюрприз) петь то, что нужно - очень, очень, ОООООЧЕНЬ сложно.

Потому что поешь ты не один.

Рядом с тобой поют другие дяденьки и тетеньки. И петь ты должен свою партию правильно, совпадая с другими голосами и украшая общее звучание, а иначе получится лебедино-щучий-ракообразный хор. Регент размахивает клешнями, половина певчих "не слышно, что поет", а парочка сопрано похожи на надменных лебедушек. "Меня не тронь, я вообще-то звезда" (с).

Нормальная работа в этом случае превращается в стилизованную дурновкусицу и (если быть непозволительно лояльным) - попросту кружком по интересам. Петь надо уметь. И не просто уметь. Надо иметь огромный запас профессиональной прочности, чтобы быть ценным певцом церковного хора.

Потому что (о, еще сюрприз) - тебя вообще-то слушают. Много народу.

И, как ни странно, народу не нравится неразборчивое хрюканье, гавканье и нестройный лай "откуда-то сверху". Народу в церкви хочется слышать мягкое, согласное, нежное и легкое пение красивых, летящих голосов. Им, как ни странно, не хочется слышать такие же голоса, как у них самих ("так мы и сами споем, когда напьемся"). Им хочется слышать нечто, что превышает их собственные возможности.

Вот так сюрприз. Об этом то многие певчие и не думают. Да-да. Народу вовсе не хочется слышать нечто, что они могут спеть и сами. Народу хочется через пение ощутить возвышение их духа, а для этого пение должно быть "необычным", "нетипичным", не таким, каким поет сам народ на застолье. В противном случае народ на застолье себя и ощутит. А вовсе не на небе.

И что из этого вытекает?

Что голос церковного певчего должен быть ЛУЧШЕ голоса среднестатистического гражданина. Что слух певчего должен быть ЛУЧШЕ слуха среднестатистического гражданина. Способность к музыкальной эмпатии (умению чувствовать ритм, темп, скорость других голосов рядом) однозначно должна быть также лучше, чем у среднестатистического гражданина. Плюс, в отличие от среднестатистического гражданина, поющего по праздникам, церковный певчий должен пахать, как лошадь, чтобы свои преимущества перед другими гражданами непрерывно увеличивать, расширяя разрыв в возможностях. Проще говоря, нужны спевочки, РАСпевочки, упражнения, работа с хорошим педагогом.

"Тэк-тэк, а где же Бог в твоих рассуждениях, дорогой писатель" - скажут мне благочестивые читатели и ревнители истового клиросного служения. "Разве ты не знаешь, что мы - поем Богу, а не людям? Разве верно говорить о клиросе, как о работе, если у нас такое важное служение"?

В такие моменты я задаю простой вопрос. А что мешает вам петь Богу дома? В лесу? В горах? Перед вашим прекрасным иконостасом? Почему так необходимо петь Богу именно в присутствии всех этих прекрасных людей - молящихся? Если мы поем там, где есть "кто-то еще" - включаются нормы человеческого общежития, нормы приличия. Мы не должны стеснять или мешать окружающим. Завывать на 11-й глас мы можем хоть сутками, если тебя слышат лишь портреты на стенах, но если мы в обществе - нужно издавать приличные звуки. Не говоря уже о том, что ревнители "пения Богу" часто тактично забывают о том, что они (вообще то!) могут мешать молиться, вводя людей в искушение некрасивым пением.

И тут подошло время еще одного вопроса. Ткнуть меня носом в мои собственные сочинения. Мол, "автор, сам же писал о том, что певчих избирает небо, певчий должен спеться с ангелами, певчий должен стараться, петь как в последний раз" и т.д

Ну, и?

Из каких таких моих тезисов вытекало (и вытекает), что петь можно паршиво? Пение должно быть изумительным, причем изумительным не по внутренним ощущением певца ("ах, как я сегодня помолился") а как если бы хор послушал хороший неверующий атеист-хормейстер и сказал "этот хор поет хорошо, профессионально".

Вот что означает, что певчих избирает небо? Что означает, что "петь как в последний раз"? Все это - поводы для старания. А что такое старание в певческом искусстве и клиросном служении? Это стремление к высшим пределам профессиональных стандартов. Проще говоря, хороший певчий должен стать настолько хорошим певцом, что его смело "хоть в оперный хор" (НЕ НАОБОРОТ!). Вот оперный певец далеко не всегда сможет стать хорошим хоровым церковным певцом. А вот церковный хоровой певец за счет своей ревности о Боге, о работе должен стать настолько изумительным специалистом, что его за честь взять в любой хоровой коллектив. Ибо он мастер, конфетка, вкуснятина, отшлифованная драгоценность.

И?

Где оно?

Вот мы подходим к главному. К духовной жизни певчего. Если певчий ведет духовную жизнь на самом деле, он должен быть гениальным певцом. Почему? Потому что есть два варианта. Первая - певчий попросту лжец. И прежде всего - самому себе.

Если певчий ревнитель "о Бозе" - он должен себе аорту разорвать в стремлении к высшему профессионализму. Но мои многолетние наблюдения показывают, что 70% певчих на клиросе жалко мямлят. Ни дикции, ни ансамбля, глаза потухшие. О какой ревности о Боге, о Его славе можно говорить! Но ведь говорят, да еще как. Ратуют за "молитвенное пение" (а проще говоря, подводят обосновательную базу под собственное "мяуканье").

И, наконец, второй вариант. Певчий - ведет духовную жизнь. Он любит Бога. А значит, он будет бежать на спевки (даже неоплачиваемые). Спотыкаться и падать. Он будет плакать, стенать, искать педагогов, лишь бы его пение было ну... хотя бы ровным и чистым. Понятно, что голоса от природы может не быть. Но - дикция, старательность, истовость (рабочая пунктуальность вкупе с готовностью делать сверх-должностные обязанности) должны присутствовать всенепременно. Или - мы лжем сами себе. Говорим о избранности, а сами ведем себя как сытые коты в луже теплой сметаны.

Профессиональные стандарты разработаны. Они существуют. Да, молитва помогает певчему. Но - надо же понимать, как именно! Молитва помогает "чувствовать" тексты. И чеканить их. Прихожане не чувствуют, молитесь ли вы, но чувствуют вашу дикцию, слышат "громче-тише" и т.д

Если вместо "вуа-вуа бе-бе" они услышат чеканное "СЛА-ВА ТЕ-БЕ" ясное дело, молиться будет проще. Если "Свете Тихий" не греметь, а сладкозвучно шептать, аналогично, смысл заложенных слов будет раскрываться. И чтобы этот смысл вообще понять, увидеть, разглядеть - надо вести духовную жизнь. Иными словами, духовная жизнь певчего венчают огромную пирамиду его профессиональных возможностей, где основание - огромная теоретическая и практическая музыкальная база.

Духовная жизнь "без всего остального" не сделает вас певцом (иначе любого прихожанина можно было бы ставить на клирос). Духовная жизнь для певчего - необходимый элемент его профессионального роста. Без духовной жизни певчий не будет понимать тонкую семантику того, что он поет, а "пение без понимания" - это уже не пятерка на экзамене. Вот только "без всего остального" - без огромной профессиональной базы, на одной духовности далеко не уедешь. Ибо духовность без музыкального мастерства, как руль без машины.

Поворачиваешь руль в правильном направлении. И даже на газ давишь. Да колес не хватает...

Соборная молитва по соглашению "Доброуст". Поссорились с регентом/настоятелем? Помирим!