Наверное, все читатели моего сайта уже заметили - на сайте хватает статей про то, как на клиросе сложно служить. В самом деле, и нервно, и платят плохо, и певчий - очень уязвимая должность. Как ни крути, и не пытайся приделать к стопудовой гире крылышки, летает она плохо. Так и как ни романтизируй клиросное дело - служить Богу не просто. Но зачем я пишу об этом? О да, настало время раскрыть сей философский вопрос.


Когда-то давным давно, еще в 90-е годы, меня чуть-ли не за ручку привели на клирос. Этот процесс весьма напоминал нечто среднее между сюжетом об утоплении собачки му-му, и тем, как отцы иногда учат подростков плавать. В самом деле, тебя, как щенка, бросают в самый бурный водоворот церковной службы и ты в ужасе пытаешься отмахиваться от сыплющихся на тебя нот, гласов, возгласов и подсказок регента "а сейчас будет Те-бееее...Господи..."

Крещение боем простое и столь же наглядное, как копье в груди. Тебя бросают в гущу службы и через весь ужас ты продираешься к выходу, где выход - некий результат. Ты либо с ужасом убегаешь, оставляя на всю жизнь воспоминание о пережитом кошмаре, либо - остаешься. И тогда ты отныне и навсегда - певчий у Бога.

И что же это означает - быть певчим у Бога? О, все опять таки просто. Отныне ты воин. Царя небесного. Увы, несмотря на славное звание, быть воином - иногда быть убитым. Или претерпевать раны. В настоящем сражении не так уж и много славы и чести, да и мало кто думает об этом в горячке боя. Задача проста - выжить. Протянуть как можно дольше в наших клиросных окопах. Не сорваться, не превратиться в озлобленную тварь, радостно хихикающую над любой ошибкой соседа или певцов других клиросов. Не стать младостарчествующим гусем, гордо ходящим по приходу и раздающему "мудрость" направо и налево с видом скучающего учителя Дзен.

Как же сложно служить в храме и не почувствовать себя выше рядовой бабушки-прихожанки, которая уже 40 лет, не смотря на гонения и советскую власть все-таки ходит в этот приход. Как сложно не ощутить свою якобы большую значимость в глазах Бога. Ведь ты же чуть-ли не музыкальный апостол, через музыку несущий проповедь о Боге и Его красоте.

Велика власть певчих, ибо это самая страшная власть - власть над сердцами людей. Мы можем заставлять людей плакать и смеяться, радостно креститься под наше "Слава Тебе Боже" или тихо смахивать набежавшую слезу от особо проникновенного Ныне отпущаеши.

Я видел много певчих (да и сам ловлю себя на аналогичном), которые за время работы на клиросе, как старый рубака, все покрыты ранами. Эти раны не видны глазу, но видны сердцу. Озлобленность, надутость, пафос, тщеславие, желание быть видимым и слышимым, носимым на руках, привыкание к святому и низведение его до обыденного - перечень наших профессиональных воинских заболеваний.

Этим страдают и алтарники и священники. Но мое наблюдение показывает, что певчие особенно быстро теряют форму, хотя бы даже потому, что в отличие от алтарников и священников на клиросе довольно часто бывают люди приглашенные (правохорные певцы), которые и вовсе могут быть носителями духа эдакого нездорового стеба над святыми вещами. Клирос, на котором поют только и исключительно верующие здоровые духовно люди - почти полная утопия, и потому в клиросном котле часто смешиваются самые разные ингридиенты...горячая вера одних и насмешливая снисходительность к вере у других.

А еще у клирошан довольно часто бывает отчаяние. "Я не справляюсь" - говорит новичок клиросного служения (а новичком можно считать человека, пока он не отслужил на клиросе хотя бы года два, а некоторым и двух не хватает). "У меня ничего не получается" - в отчаянии, опустив свою прекрасную белокурую головку, говорит молоденькая регент вновь открывшегося прихода. Да и у старожилов, отслуживших на клиросе не один десяток лет, радость от служения Богу за годы притупляется, покрывается эдакой пылью привыкания.

И это еще неплохо, если под внешней черной корочкой по прежнему ярко пылает горячее магмовое ядро. Гораздо хуже, когда певчий ощущает, что гаснет. Ему все равно, пойдет он на службу или нет, а апатия и мысли "наверное, это просто не мое и я хуже других" и вовсе работают как хорошее такое ведро с колодезной водой, опрокинутое на уже стареющий костер.


И тут такой появляюсь я...

Шутка. Точнее, способ разрядить уже достаточно нагретую моими словесами обстановку. Изрядно нагнав жути о том, как певчий покрывается ранами в клиросных боях, я как раз вплотную и подошел к тому, а зачем собственно, я и пишу все эти статьи.

Чтобы поддержать.

Вы в отчаянии от того, что плохо получается петь на клиросе? Меня на весь храм на проповеди обвиняли в плохом пении. Певчие оставляли службы прямо посередине и в психе уходили домой, чтобы не петь со мной. Каких только служб я не насмотрелся. Я видел службы, на которых певчие почти все были пьяные. Я видел службы, на которых певчие пили прямо во время чтения вечернего Евангелия на всенощном бдении. Я видел службы, на которых певчие, сидя на скамеечке и весело болтая ногами, пели Херувимскую песнь. Меня несколько раз увольняли, и не счесть сколько раз я уходил сам. Чтобы потом вновь вернуться. И ничего, пока все еще жив. И даже считаю себя неким старожилом и даже, елы-палы, профессионалом своего дела.

Вам кажется, что у Вас очень тяжелый клирос, а люди на нем не понимают друг друга? Поверьте, у всех так! Почитайте мои статьи. Они напоминают сводки с фронтов - бои идут на всей территории нашей родины, где Родина - наши любимые клиросы, в Вашем родном городе и по всем городам, странам и селам родного Православия. Конечно, хочется видеть ровный, стабильный, хорошо работающий как часы швейцарского производства клирос. Отличное желание. Осталось еще только задаться вопросом "а как подать объявление в ангельскую газету, чтобы набрать ангелов на этот самый работающий как часы клирос"?

Я рекомендую опытным певчим время от времени ездить по районам. Брать с собой пару певчих и на гастроли. Поверьте, даже одна-две службы в деревенском храме заряжают как батарейка "энерджайзер". Потому что Вы видите, как люди, изголодавшиеся по пению, встречают Вас. Даже Ваше (как вам кажется) робкое и не уверенное "Господи, помилуй" сельским прихожанам слышится как отдаленный рокот ангельских воинств у престола Христа. Сразу у Вас появятся и силы и желание служить.

Но главное - это история!

Есть один простой, но удивительно действенный способ поднять себе настроение и убедить себя служить как в последний раз. Никогда не думайте о будущем, представьте себе, что Вы - писатель и пишите книгу. Сюжет может быть скучным, или не очень. Благородным или подлым. Представьте себе, что переписать книгу вы не можете. И написанная страница - есть высшая ценность. Каждая ваша служба, каждый молебен, каждая панихида - есть страница определенного качества, где качество определяется не пением, а вашим горением к Божьему делу. Господь очевидно мудрее нас и прекрасно знает, как нам с нашим несовершенным умом трудно петь красиво.

Не думайте о том "как я буду на клиросе служить еще десять лет" или "как мне вообще выдержать ближайшую службу". Сосредоточьтесь на текущей странице и... Оценивайте путь, который уже пройден. Обернитесь назад и с восхищением узрите, что Вы пропели "Господи, помилуй" больше, чем некоторые сказали этих слов за всю жизнь. Обернитесь назад на свое старание, на свои труды. Цените уже сделанное, а не то, что предстоит сделать. И Вы с удивлением к преклонным годам можете обнаружить, что Ваша жизнь была далеко не пустой. Она вся была наполнена славословием Богу. Старанием и стремлением угодить Ему через пение.

И тогда, кто знает...

Может быть и мы сподобимся услышать от Христа великие слова - "Ты был верен в малом, над многим поставлю тебя. Верный раб, войди в радость Господина твоего".

Соборная молитва по соглашению "Доброуст". Поссорились с регентом/настоятелем? Помирим!