Ангел-хранитель
Наш святой Друг, наш ангел-хранитель прекрасно умеет хвалить Господа. Мы - вроде как только пытаемся нашими хриплыми голосами, в коих звучат самость, гордыня и тщеславие, тоже прославить Бога.

Изредка, в самые тихие кроткие моменты службы это даже получается. Чаще - нет. И от этого становится горько. Наши сердца плохо спелись друг с другом, наши души гордо отвернулись в разные стороны и надувая грудь, трубят во все стороны наши вокальные синусоиды и тщеславные смыслы.

Все просто. Наши души не спеты. Наши сердца не поют в унисон. А ведь чтобы попасть в Царство Божие, мы и вовсе должны спеться не только друг с другом, но и с ангелами. А иначе - "друг, как ты попал на пир в этом рванье? Тут носят только Dolce & Gabbana одежду смирения и любви.

Мы подменили все понятия, сделали утилитарными высокие смыслы. Ангел-хранитель был нами забыт, превращен в систему духовного обслуживания.


Мы знаем о его существовании, и он для нас эдакая само собой подразумевающаяся служебная личность. Есть и хорошо. Надо попросить (потребовать, проще говоря) здоровья, безопасности, избавления от проблем по жизни. А ведь это живая, любящая, переживающая за нас, по-неземному прекрасная личность. Которая скорбит, печалится о наших грехах и радуется подъемам.

Почему я вообще об этом заговорил? И причем здесь ангел-хранитель? Подумали поди, что я уже и не знаю, о чем написать...Вот я про то и говорю. Мы равнодушны к людям, мы равнодушны к небесным друзьям. При том, что на клиросе мы выполняем ангельскую работу.

И как бы, простите, напрашивается простая мысль. Мы когда приходим на клирос и издаем певческие звуки, наши ангелы-хранители просто стоят рядом? Или вместе с нами воспевают хвалу Творцу, только делая это лучше и по-настоящему? А может, мы вообще на клиросе с ангелами занимаемся разными вещами? Ангелы - славят Бога. Мы же...

Вот представьте. Сколько раз вы в расстройстве уходили со службы, потому что ваш сосед, погода, дурной баритон, или слишком умное сопрано портили службу? Хочется отслужить благолепно и мягко, а выходит не пойми что. Знакомо?

Держу пари, в таком состоянии мало кто из нас обратился к своему ангелу-хранителю с неким желанием излить боль. Вот он, рядом, знакомый не по наслышке, как надо славить Бога, а он нас - как бы даже и не интересует.

Вот чем мне нравятся протестантские коллеги, так это своей готовностью общаться с Богом своими словами. Они часто в сердце обращаются к Христу, говоря молитвы - нативно, из души. Я, вращая в голове эту мысль, не вижу причин, по которым этому можно дать негативную оценку. Более того, здорово вдвойне так же обращаться и к своему хранителю.

Ведь ваше расстройство от неудачной службы - это расстройство человека, лишь ищущего Бога. А каково расстройство ангела-хранителя, чей подопечный только что практически поглумился над службой?

Ведь ангел, в отличие от нас - ЗНАЕТ Бога, знает, насколько Творец прекрасен, знает, как НАДО и - видит совсем иную картину. И с болью видит, как неумело и плохо мы делаем самое важное дело в жизни христианина - славить нашего Творца и Спасителя.

Певчие тайно мечтают переплюнуть друг друга, чтобы их посчитали более ценными. Часто эти мелкие тайны сокрыты даже от самих себя. Мы рвемся к сложному репертуару, потому что ищем более выразительный способ угодить людям. Мы НЕ поем только подобны, или обиход, потому что с нашей точки зрения это "слишком просто", наша работа становится недостаточно наглядной. А мы хотим убедительной демонстрации нашего профессионального превосходства.

Мы - иногда ровно и гладко, иногда мучительно и со скандалами спеваемся, но при этом внимание уделяем только певческому аппарату. Наши сердца редко спеваются друг с другом. А о том, чтобы спеться с нашими ангелами-хранителями, тоже стоящими с нами на клиросе - даже и речи не идет. И это - не правильно.

Я проходил через фазы рвения не по разуму и равнодушного служения.

Когда я после долгого перерыва вернулся на клирос в эдаком рвении стремясь угодить Богу, первым делом я раскачал на клиросе тему сложной концертной программы. "Мы должны угодить Богу, мы должны стараться, мы - должны показать результат".

Как вы думаете, был ли я прав?

И да и нет. Рвение и ревность в служении - хорошее качество. И, общем-то, уровень клироса, конечно, вырос. Но это было достигнуто дорогой ценой. Люди уставали, переутомлялись, начинали ругаться, хотя ни у кого изначально установки на конфликты не было. Результат на время стал для меня дороже людей. А это - недопустимо. Ведь мы должны прекрасно петь не только связками, но и в духе.

Поющие души

Я с восхищением смотрю на звездные столпы вселенной, коронные аккорды музыки творения - святых в Царстве небесном. Мне понятен термин "радостопечалие" - грусть от осознания собственного недостоинства быть среди прекрасных и вечно юных, сильных и беспредельно свободных и радость от того, что они - наши пламенные светочи, вообще есть.

Помню, одной из главных мыслей тех изысканий про бытие праведников была мысль, что "победитель получает все". Допустим, каждый из нас хватается за осколки бытия. Я - крутой певец. Я - крутой регент. Я - крутая мама. А я - крутой журналист. Все эти идентичности - это осколки, некие кусочки умений. И мы гордимся кусочками.

А святой - собран в один большой сверкающий брильянт в короне пакибытия, обретя все грани совершенства.

Димитрий Солунский
Я горжусь, что я умею хорошо петь? Тогда стоит порассуждать о великих святых, прославленных Богом и людьми.

Например, мой любимый небесный покровитель Димитрий Солунский теперь умеет петь невыразимо прекрасно, притом что он - воин. Сила, мужество, честь и красота соединились в сверкающем единстве новой сущности. Славный великомученик стал богом по благодати, наследником Христа, царской сокровищницей дарований. Проще говоря, он теперь умеет все, что умеем мы, и много более. И не только он, но и другие прекрасные райские цветы человечества.

Умные люди возражали моим тезисам. Мол, это что, новая личность, что ли?

А что такое личность? Это умения или все же - черты характера? В Царстве святой получает дары умений, но вот характер... Это тот же человек, но обретший целостность Адама до грехопадения. Конечно, основные черты личности сохраняются. Мягкий и добрый становится как розовый рассвет - мягким и добрым в масштабе вечности.

Мужественный и храбрый - становится пламенным и грозным, как сияющая молния, карающая десница Всевышнего. А чистый и премудрый становится глубоким как океан, обретая мысль, охватывающую все знания вселенной.

Господь усиливает, развивает, украшает лучшие качества у спасенного в Раю, создавая из них удивительную симфонию райского блаженства - быть глубоким, любуясь чистым, стоя плечом к плечу с храбрым, и обнимая доброго. Это ли не подлинное счастье, помноженное на бесконечность?

Думаю, вы заметили, что я перечислил прекрасные человеческие качества, задвинув в глухой шкаф профессиональные вопросы. Само собой, найдутся те, кто полезут на нижнюю полку, и расшвыривая книги и приговаривая "воу, полегче, парень, ты отбираешь у нас наши идентичности" - начнут доставать потрепанные тона с замшелыми дремучими дипломами и наградными грамотами.

Это все костыли. Идентичности, которые дают нам силы не упасть. Позволяют ответить на вопрос "кто я".

И тут я достаю из широких штанин свой коронный аргумент. Посмотрю на аудиторию с хитрецой дедушки Ленина в глазах и задвину фразочку "А тут то, батенька, партия вас и поправит", после чего выложу на братский стол для всеобщего обозрения вона какую мысль.

В Царстве небесном души не могут думать "про себя", не могут иметь тайные помыслы. Рай - особое место, в котором любая твоя мысль транслируется всем окружающим. Я видел целую кучу свидетельств о Рае и все говорили - там общаешься не устами, не речью. Там - общаешься мыслеречью.

Слова твоего собеседника воспринимаешь всем телом. Проще говоря, наша речь и тем более наше пение в раю прекрасны ровно настолько, насколько прекрасны наши мысли, наши души, насколько много в нас Святого Духа, насколько наш образ мышления прекрасен и близок к Богу.

Круто, да?

Это прямо бейсбольная бита, с широким размахом бьющая по хрустальной вазе нашего тщательно выстроенного эгоистичного мирка. Мы то думали, что мы - умеем петь Богу. И это нас неким образом обособляет. Но... Придя на экзамен и выучив целую кучу билетов, мы с потерянным видом вытаскиваем тот единственный, который мы вообще не знаем. Мы - хватались за осколки пустых умений, не научив себя любить людей. Научились связками колебать воздух, которого не будет в загробном мире, не подумав, что ТО пространство звучит мыслями. А их то мы и не натренировали на красоту.

Проще говоря, мы смотрим не туда. Готовы унижать друг друга на клиросе ради акустических синусоид, сгноить друг друга за клиросные несчастные копейки. Наши святые друзья, пресветлые ангелы горестно и недоумевающе наблюдают за тем, как мы делаем в корне неправильные акценты в нашем служении Творцу. "На что они рассчитывают" - спрашивают они друг друга...

Но мы ведь об этом почти что и не думаем. Нам сейчас результат подавай. Теплое слово от прихожан, да ласковое поглаживание от настоятеля. Быстрый результат получен, о цене не думаем, про Рай забыли, ангелов и вовсе не рассматриваем как небесных коллег, переводя в область допустимого благочестивого церковного этоса.

Мы можем поменяться. Мы можем пересмотреть приоритеты.

Вот вам и спевка с ангелом-хранителем... Мы должны делать акцент на нашем отношении к людям и Богу, а не упираться в результат, забывая о людях. Результата можно добиваться и с любовью. Это факт, я сам это видел.

Возможно, читатели ехидно заметят "эх, парень, ты пустился в крайности, раньше писал об истовом служении, а теперь - не пойми о чем". О балансе, друзья мои, об высочайшем искусстве баланса.

Когда результат хорошего пения основывается на высоком таланте влюбить людей в клирос и друг друга, сделать из разбросанных холодных людей любящих друг друга братьев и сестер. Которые будут стараться до конца петь хорошо, но если что-то не получается - будут не изничтожать, а помогать.

А для этого нам надо развивать голос нашей души. А пример с ангелом-хранителем я использовал как необычный угол зрения на очевидную проблему - мы не думаем про "голос нашей души", сделав уродливый перекос в сторону работы вокальной мышцы и только. Притом что голос ангелов прекрасен, потому что сами ангелы прекрасны своим существом.

Распевка для души - это искренние добрые слова своим коллегам. 1-й духовный глас - это умение не заметить чужие недостатки. 2-й духовный глас - увидеть и сделать важными чужие достоинства. 3-й духовный глас - душа сострадает окружающим и коллегам, видит их трудности, сопереживает проблемам. 4-й духовный глас - душа искренне радуется за успех ваших коллег и родных и знакомых. 5-й духовный глас - молитву за коллег и родных с вами радостно споет ваш ангел-хранитель. 6-й духовный глас - молитву за покойных родственников поддержат сами небеса. 7-й духовный глас обратит наши умы к Горнему миру, а 8-й духовный глас будет хвалить Бога за все Его существующее творение.

И вот тогда, после долгих лет изучения духовных гласов наши души смогут наконец спеть вместе с ангелом-хранителем святые слова "Слава Тебе, показавшему нам свет! Слава Тебе, давшему нам силы и желание славить Тебя. Во веки слава Тебе".

И мы с радостью услышим, что наши и ангельские голоса - строят между собой, гармонично и мягко сливаются в единый прекрасный хор. И дай то Бог, от наших душ будет исходить радужный свет истинной хвалы, а не гнилостное мерцание болотной коряги. А иначе - зачем оно все?

Соборная молитва по соглашению "Доброуст". Поссорились с регентом/настоятелем? Помирим!