Враг рода человеческого сам любит экстримумы и нам привил любовь к крайностям. Мы гордимся всем, чем угодно. Я непрофессионал, зато верующий. Я не верующий, зато профессионал. Я не верующий и не профессионал, зато я не мракобес. И полный ахтунг - я и верующий, и профессионал, и без меня клирос просто развалится. Вот об этом последнем феномене и порассуждаем.

Это очень распространенный бич певчего. Все мы хотим считать себя ценными. Наша самооценка растет, ощущение творимой пользы распирает грудную клетку, наша походка становится легкой и "от бедра". Мы гордо несем себя на клирос, где мы - звезды.

Через эту фазу проходили очень многие. Просто потому, что по Дейлу Карнеги люди вообще "жаждут признания собственной ценности". Не хотят, не ищут. А жаждут, как прошедший через Сахару умирающий путник. Любой на клиросе будет балансировать между Сциллой и Харибдой двух крайностей - я НИКОМУ не нужен (не нужна), я тут только "подай-принеси" и "я - тащу этот клирос на своем горбу, пение такое только благодаря мне".

Я сам проходил через эту фазу и могу описать собственное состояние. Наверное, чем-то это похоже на состояние "деда" в армии. Вот ты служишь первый год, все о тебя старательно вытирают ноги, но вдруг - все меняется.

Твой статус вырос, твои "очень ценные замечания" все принимают чуть ли не как инструкцию к действию, ты наслаждаешься появившейся властью и влиянием. Это очень опасная фаза, потому что твой растущий ранее прямо ствол начинает кривиться в сторону. По сути, ты проходишь по стопам денницы, в своей гордыне считающим себя абсолютным эталоном.

Кривые зеркала

Чем опасны такие мысли? Многим. Прежде всего, все наши мнения о себе довольно субъективны. Неопытный певчий свой бурный профессиональный рост может принять за "незаменимость", хотя он всего лишь приблизился по уровню к соседу, поющему рядом. Это нельзя назвать незаменимостью. Это всего лишь - соответствие стандартам, причем не самым высоким. А осознав себя "крутыми", мы напрочь лишаем себя мотивации к профессиональному росту, надеваем на себя футляр "крутого профи". Теперь же у нас надо учиться!

Часто обычное знание устава и хода службы надмевает людей настолько, что они ходят гусем по приходу, пинком открывая дверь в трапезную и наставляя всех к жизни истинной. Но знание устава - это же просто минимум!

Это не секретная формула проникновения в Лондонский Банк, это доступная в открытых источниках информация. Любой желающий может это заучить. Обладание такой информацией - не равно гордости шпиона, носящего в желудке капсулу с гос. тайной и держащий в голове коды запуска баллистических ракет.

Помню, в начале 2000-х любое прикосновение к богослужебному уставу каралось страшной рожей псаломщика, а сама работа уставщика закутывалась в какую-то волшебную мистику абсолютно непостижимых сокровенных тайн. Жрецы, что называется, напускают туману, придавая себе мистический вид. Люди запоминали достаточно простые вещи и монополизировали их, чтобы не дай Боже, никто не разобрался и не лишил волшебного ореола носителя древних тайн.

И если вы когда-нибудь ловили себя на подобном - задайте себе вопрос. Эту информацию, что, так уж сложно запомнить? Ее запоминают юные девочки из регентского! Талантливые люди в это время строят самолеты, ракеты, запускают спутники, разрабатывают лекарства от рака и СПИДа, строят адронные коллайдеры и разрабатывают микропроцессоры.

Не обманывайтесь - профессия псаломщика нужная, но не дает своему носителю особых поводов к гордости. Это как алфавит знать. Работаешь в церкви? Знаешь церковный алфавит и синтаксис служб. Вот и все.

И все это я говорю не затем, чтобы уткнуть носом, а чтобы предотвратить будущую боль. Когда-нибудь, кто-нибудь будет знать больше. Придет и снесет как цунами. И тогда рвущееся на части сердце будет вопрошать, долбить мозг одной и той же фразой "как они смогли так легко от меня и моих услуг отказаться"? А все просто. Наша великая ценность существует лишь в нашем сознании.

Аналогично с пением. Мы завышаем свои способности, ориентируемся на неграмотных прихожан и думаем "ух, как все у нас здорово с пением". Атос и Арамис, вставайте, что называется, рядом. Дружно ухнем.

Даже ваше явное профессиональное доминирование может очень даже плохо слушаться со стороны. Все просто - запишите службу на диктофон. Попробуйте - быстро спесь слетит.

Вы удивитесь тому, как много вы найдете у самого себя ошибок, ляпов, нечистых интонационных ходов, грубых вступлений, завываний, "солирований" и прочих вещей "не хорового свойства".

Помню, мы записали свою службу. Матушки мои. Мой обед после прослушивания собственного пения запросился наружу. Блевотно, просто блевотно. Уж простите за натурализм. А ведь я мнил себя гением, лучшим баритоном епархии. Ну да, я практически безупречно читаю с листа и обладаю гармоническим слухом. Но ведь прихожане слышат не мою читку с листа и не гармонический слух. Они слушают пение. А с ним - куча проблем! И лишь позиция страуса не дает это увидеть. Сладкая ложь важнее горькой правды.

А это опасно. Опасно тем, что придут искушения от Господа. Который хочет исцелить. И он будет попускать макание нас в грязь. И мы будем вновь и вновь вставать перед вопросом "почему нас не достаточно ценят"?

Многие могут возразить "но меня хвалят прихожане...часто подходят, часто благодарят, восхищаются". Хорошо, запиши себя на диктофон. А после прослушай в хороших наушниках и задай себе вопрос - тебе нравится?

Ты сам себя хвалить готов? Готов врать себе, что это - супер? Твой педагог по хор. классу, прослушав эту запись, скажет ли, что "да, это супер"? А сторонний специалист похвалит запись? У меня нет НИ ОДНОЙ записи, которую мне было бы не стыдно слушать. Ни одной!

И я покажу, что такое - супер по настоящему!

Это Андрей Кэслер, парнишка из Канады, играющий на почти всех инструментах, с абсолютно идеальной интонацией, который вдобавок поет в виртуальной группе Accend.



Замечу - прежде, чем все это сыграть, надо это еще сочинить! То есть, парень и композитор, и вокалист, и играет на всех инструментах. А как он поет! Конечно, это запись на его домашней студии, но парни из Accend и вживую поют не хуже. Есть видео.



После этого можно снова и снова включать свою запись с диктофона. И если мы хотя бы отчасти честны, мы признаем, что "есть куда рости" и ходить гусем повода то и нет. В этом отношении очень примечательна история Фостер Дженкинс Флоренс. Американская пианистка и оперная певица, знаменита тем, что полностью лишена слуха и голоса. Но при этом сама себя считает непревзойденной.

Наслаждаемся!



Вот разве это не шедевр?! И вы удивитесь, сколько в храме работает людей, поющих не лучше, и самоуверенно несущих себя в массы с видом спасителя мирового искусства. Поэтому я рекомендую всем певчим - больше слушайте хорошей вокальной ансамблевой музыки. The Manhattan Transfer, Take 6, The Singers Unlimited, Accend, и другие должны стать вашей настольной музыкой! Вы должны больше слушать хороших хоров. Быстро придет понимание "кто есть кто".

Форест Дженкинс Флоренс
Фостер Дженкинс Флоренс


Но главное, что мы должны понять - это НАМ дарован от Господа шанс. Прославлять Его сегодня на клиросе. Да, я знаю, какие ходят фразы среди крутых певчих Москвы - "Мы попу делаем отдолжение...делаем ему краски, нагоняем толпу". Друзья мои, без благодати Христа в Церкви туда зайдет разве что бродячий пес - согреться в стужу. Никому сами по себе ни церковные стены, ни наше пение - не нужны.

Партесное пение как явление сформировалось в 18-м веке. Христианство каким-то чудесным образом, преодолевая казни, заушения и гонения без всякого партеса, на заунывном одноголосном материале распространилось по планете. Без партеса. Без красивых хоров. 1800 лет. И храмы - были полны!

Это - исторический ФАКТ. Поэтому как можно в наши дни утверждать, что наше пусть даже сложное партесное пение - есть отдолжение храму? Если мы считаем, что "без хора попы меньше заработают" - ну, отчасти верно. Вот только стоит ли прибегать к такой логике и быть столь мелким в целях? Бог привел на клирос не потому, что "остро нуждается в талантах". Он сам податель таланта, он мог бы всех сделать идеальными певцами. Но зачем Ему это?

Богом нам дан шанс отличиться. Показать, что мы - готовы славить Его, не себя. "Не нам, но Имени Святому Твоему мы воспоем хвалу". И так - должно быть. И когда нас посетит искушение о нашей незаменимости, важности для прихода - вспоминаем, как церковь жила 18 веков на простом певческом материале, КАКИХ святых родила, в какой великой радости теперь живут все эти мученики, преподобные, праведные, учителя и столпы Церкви Христовой.

А мы - с нашим Лапаевым, Пономаревым, Юнек и прочими без сомнения талантливыми композиторами и красивыми сложными септаккордами задыхаемся в атмосфере духовной жажды. Есть красивое пение, но - все меньше благодати.

А значит, мы - христиане, плохо молимся. И своим пением не выполняем некой главной задачи. Наша жизнь более не призывает духовной радости на истерзанную планету.

И чем нам уж тогда гордиться? Дай Бог сил просто продержаться на клиросе до смерти, избегая самомнения, грубости, ничем не мотивированной гордости. И с этой важной мыслью я откладываю в сторонку свое исписанное усталое перо...

Соборная молитва по соглашению "Доброуст". Поссорились с регентом/настоятелем? Помирим!